Жизнь 16.04.2020

Очевидец пожаров в Чернобыльской зоне: «Информация официальных источников отличалась от реальной ситуации»

Дмитрий Шибалов о работе ГСЧС, возможных причинах возгорания, радиации, волонтерской помощи и последствиях пожара
Дмитрий Шибалов о работе ГСЧС, возможных причинах возгорания, радиации, волонтерской помощи и последствиях пожара. Фото: facebook.com/DronariumUkraine

В начале апреля в Чернобыльской зоне отчуждения произошел, пожалуй, самый масштабный за последние несколько десятков лет пожар. Около 400 спасателей со всех пожарных частей Украины на протяжении полутора недель боролись с огнем в круглосуточном режиме. К ситуации в чернобыльской зоне было приковано внимание всей страны, волонтеры собирали средства для помощи пожарным, а официальные структуры постоянно рапортовали о положении дел. Гид компании «Чернобыль-Тур» Дмитрий Шибалов стал очевидцем событий в зоне. О работе ГСЧС, возможных причинах возгорания, радиации, волонтерской помощи и последствиях пожара ― в нашем материале.

О пожаре в Чернобыльской зоне отчуждения

Первые новости о пожаре в зоне появились 4 апреля. Как тогда сообщало Государственное агентство Украины по управлению зоной отчуждения, огонь на территорию ЧЗО перекинулся в районе села Владимировка и распространился на 20 га. Уже тогда в тушении пожара задействовали авиацию — два самолета АН-32П и вертолет Ми-8. Позже понадобилась и тяжелая техника, чтобы спасатели могли попасть к труднодоступным участкам зоны ― дорогу для пожарных машин сквозь густой лес прокладывал бульдозер на артиллерийском тягаче (БАТ).

По большей части пожар в Чернобыльской зоне был низовым — горела иголочно-травяная подстилка, сухая трава, обгорели стволы деревьев.

«Во многих местах, где прошел огонь, даже верхушки деревьев целы. На окраинах Чернобыля пожар тоже был низовым, — рассказывает Дмитрий. — Только в нескольких точках огонь дотянулся до верхушек деревьев. Если все это спокойно потухнет и не будет дальнейшего возгорания, есть надежда, что лесу будет нанесен не самый критический урон».

Лесные пожары в зоне отчуждения случаются практически каждый год. Однако в этом году огонь охватил очень большую территорию. Способствовали этому сильный ветер и несколько очагов возгорания.

«Очаги возникали на расстоянии от нескольких до десятков километров друг от друга. Если посмотреть на карту пожаров, можно увидеть, что все началось возле села Полесское, на западной границе зоны, а потом ― сразу в центре. Расстояние там больше 50 километров, — говорит Дмитрий. — В центре, когда поднялся сильный ветер, начало разбрасывать искры. То есть вплоть до того, что огонь перекидывался через реку Припять».

Фото: facebook.com/yaroslav.chernobyltour

Если бы огонь пошел к границе Беларуси, считает Дмитрий, украинским пожарным могла бы понадобиться помощь белорусских коллег. Все потому, что ближе к границе лес очень густой и старый — и там есть чему гореть.

«Вот это могло быть опасно. Но, к счастью, огонь туда не сильно распространился. Там начинались какие-то возгорания, но они уперлись в железнодорожные пути и не пошли дальше. То есть там довольно локальный получился очаг», — говорит Дмитрий.

Утром 14 апреля ГСЧС отчиталась, что открытого огня в зоне отчуждения не наблюдается — осталось лишь незначительное тление лесной подстилки отдельными очагами. Пожар вокруг ЧАЭС тоже был полностью локализован, спасатели тушили только отдельные очаги возгорания. Эту же информацию подтвердил и наш собеседник.

Вечером 15 апреля в зону отчуждения направили полтысячи пожарных, чтобы дотушить оставшиеся очаги возгорания. Сейчас с помощью лопат спасатели обкапывают траву, которая все еще тлеет на территории ЧЗО, новых возгораний не наблюдается.

«Мы съездили и увидели своими глазами: да, много погорелой территории. Но большая часть очагов уже локализована, задымленности сильной нет и есть надежда, что ситуация стабилизируется, — сказал он. — Как говорят пожарные, новых возгораний быть не должно, осталось только локализовать оставшиеся очаги. На самом деле очень помог прошедший накануне дождь и холодная ночь. Благодаря этому все активно потухло».

Дмитрий рассказывает, что информация о ситуации в зоне отчуждения, которую публиковали официальные ведомства, не всегда соответствовала тому, что видели волонтеры, находившиеся на месте.

«Сейчас реальная ситуация совпадает с тем, что говорят официальные службы. Но раньше, когда они отчитывались, что держат все под контролем, мы получали информацию с места от пожарных, что горит огромный участок леса. Так было неделю. Мы запускали дрон и видели, что горит огромная территория. То есть информация официальных источников все это время очень отличалась от реальной ситуации», — говорит Дмитрий.

Фото: facebook.com/yaroslav.chernobyltour

О противопожарных мерах и защите радиационно опасных объектов

Большая часть территории Чернобыльской зоны — это лес, поделенный на лесничества. Там, как и в любых других лесничествах, в рамках противопожарных мер лесники прочищают сухостой, роют противопожарные рвы, обустраивают просеки и т.д.

«На самой станции с 1986 года по традиции организована пожарная охрана — части стоят и по лесу, и в Чернобыле. Лесные пожары происходят там каждый год, и каждый год на них реагируют. Единственное, что не было такого масштаба в плане территории и длительности борьбы. А так мероприятия по пожарной безопасности проводятся, ребята работают. К самим пожарным никаких претензий нет и быть не может», — говорит Дмитрий.

Сама ЧАЭС также защищена от огня: с одной стороны она окружена отводным каналом, который используется как пожарный резервуар, с другой — прудом-охладителем.

«Конечно, он уже пересохший, но все это разделено дорогами, — уточняет Дмитрий. — Плюс на самой станции есть военизированная пожарная часть № 2 (ВПЧ-2), которая работает».

Что касается хранилища отработанного ядерного топлива ХОЯТ-1, оно находится на территории ЧАЭС. Там полностью безопасно и любые возгорания исключены. ХОЯТ-2 представляет собой огромную железобетонную конструкцию, которая обнесена забором. Радиоактивные отходы хранятся внутри в емкостях из монолитного железобетона. Лесные пожары им не страшны. Хранилище отработанных ядерных отходов «Подлесное», также расположено в безопасном относительно лесных пожаров месте. Вокруг него вырублен лес, а площадки забетонированы, чтобы пламя не могло распространиться. Само хранилище выполнено из несгораемых железобетонных конструкций.

Об обеспечении, работе пожарных и помощи волонтеров

Во время тушения пожара спасателям приходилось работать и на довольно радиационно загрязненных участках. За тем, чтобы пожарные не получили повышенную дозу радиации, следили дозиметристы. Они же рассчитывали нормы работы спасателей.

«Нормы рассчитывали таким образом, чтобы на "грязных" участках пожарные не работали суммарно больше 10 часов. И они постоянно проходили ротацию, чтобы не подвергать здоровье опасности», — говорит Дмитрий.

После сотрудники ГСЧС, которые возвращались из Чернобыльской зоны, проходили обязательное медицинское обследование.

По словам Дмитрия, хотя официальные структуры и рапортовали о том, что пожарные обеспечены всем необходимым, приехавшие в чернобыльскую пожарную часть волонтеры быстро поняли, что обеспечение очень слабое и многих необходимых вещей пожарным не хватало. К тому же, в зоне было задействовано около 400 человек из разных пожарных частей страны. После составления списка необходимого, волонтеры начали сбор средств. Они привезли мотопомпы для перекачки воды, потому что у лесников и у пожарных, как выяснилось, их нет в принципе. Привезли дизель-генераторы, «потому что там погорели трансформаторы и некоторые ребята остались вообще без света». Плюс респираторы, средства защиты, антисептики, мыло.

«Пожарные, наверное, не были готовы к такой затяжной борьбе. В чернобыльской зоне работают лесные пожарные станции и пожарные части, которые находятся в самом Чернобыле. У них немного разные задачи. И выяснилось, что у лесных пожарных частей вообще беда. Ребята рассказывали, что на десятый день у них даже одежды не осталось, потому что приходилось ее скидывать — то она фонит, то сгорает. Респираторы "лепестки" там тоже на вес золота. Спасателям выдавали обычные медицинские маски, которых хватает на 20-30 минут. На них оседает угольная пыль и дышать в них уже нельзя. На пяти-семичасовую работу в таком пожаре необходимо 20 масок. Понятно, что такого количества нет, и ребята работали без них. И даже у пожарной части в Чернобыле, как оказалось, есть проблемы с обеспечением, оборудованием. И они тоже оказались не готовы к такому затяжному пожару», — говорит Дмитрий.

Фото: facebook.com/DronariumUkraine

Есть проблемы и с пожарной техникой в зоне. В основном в чернобыльских пожарных частях стоят машины еще советского производства.

«В ЧЗО используют пожарные машины 1991-1992 годов. Вы понимаете, 30 лет пожарной машине. Они ее сами чинят, приводят в порядок. Но это старая техника. Не скажу, что на государственном уровне не поднимался вопрос об обновлении техники. Наверное, поднимался ― на ВПЧ-2 машины поновее. Но в лесных пожарных станциях, я так понимаю, ситуация еще хуже», — рассказывает он.

Свою работу пожарные, говорит Дмитрий, выполнили блестяще. Даже несмотря на то, что порой им не хватало рукавиц, масок и других необходимых вещей. Но подчеркивает: государству нужно задать вопрос, почему в самой опасной части Украины — зоне отчуждения — нет нормального обеспечения пожарных частей и почему в этом направлении не идет системная работа.

Что касаемо волонтеров, небезразличные люди передавали пожарным продукты, чтобы поддержать и чем-то порадовать. Некоторые продолжали везти продовольствие на КПП «Дитятки» даже 15 апреля. Но волонтеры прекратили сбор, так как ситуация с пожарами в зоне стабилизировалась.

«Там действительно было много проблем поначалу. Поэтому мы начали собирать носки, еду, респираторы — то, что просили пожарные, которые в полях работали. Официально вам это никто не подтвердит, но выяснилось, что в какой-то день у ребят просто топливо закончилось и тушение пожара остановилось. Ну и поначалу были перебои с водой. Подвоз еды быстро организовали. Но проблема в том, что это полевая кухня, она не везде доедет. А там, куда доедет, в основном, просто времени нет ее есть», — говорит Дмитрий.

Нынешняя ситуация с пожарами, считает Дмитрий, выявила множество проблем с обеспечением пожарных в Чернобыльской зоне. По его мнению, теперь нужно начинать системную работу, чтобы исправить положение дел.

Фото: facebook.com/DronariumUkraine

Об ущербе от пожара в Чернобыльской зоне

По оценкам Регионального Восточноевропейского центра мониторинга пожаров по состоянию на 10 апреля 2020 общая площадь поймы, залежей и лесов, пройденная огнем в зоне отчуждения, составляла 11,5 тысяч га.

Дмитрий рассказывает, что огонь уничтожил лагерь «Изумрудный», который находился возле села Лелев. От самого села Лелев тоже практически ничего не осталось. К счастью, пожар не затронул город Припять — пожар удалось остановить на станции Янов, что расположена в нескольких сотнях метров. Также не пострадал военный городок Чернобыль-2 — огонь прошел по забору, не перекинувшись на территорию военной части.

«Урон, безусловно, нанесен. И туристической инфраструктуре, и имиджу. Люди будут ехать в зону отчуждения, думая, что там можно сгореть заживо, потому что в зоне не хватает солярки для пожарных и нет нормальных машин. Репутационный урон туризму будет довольно серьезный», — считает Дмитрий.

По его словам, подсчитывать окончательный ущерб от пожара для туризма пока рано. Сейчас перекрыта даже 10-километровая зона, поэтому сложно сказать, какие локации уцелели, а какие безвозвратно утрачены.

Что касаемо радиационной обстановки в зоне, она, согласно отчету Госагентства по управлению зоной отчуждения, по состоянию на 15 апреля существенно не изменилась. Уровни радиации находятся в привычных для каждого пункта зоны пределах. Дмитрий уверяет, что у жителей близлежащих населенных пунктов и Киева нет причин для опасений по этому поводу.

«По информации, что у нас есть, каких-то критических превышений радиации быть не должно. Если они и были, то довольно локальные. К тому же не было верхового пожара и больших выбросов в воздух — то есть горело внизу, и дым далеко не пошел. Локально были какие-то превышения на тех территориях, которые уже были "грязными" радиационно, но за пределы зоны это выйти не должно. Близлежащие населенные пункты, Киев могут не переживать, что им выпадут радиоактивные осадки на голову», — заверяет он.

Фото: facebook.com/yaroslav.chernobyltour

Сегодня многие придерживаются версии, что пожар в зоне отчуждения возник из-за поджога. Поскольку спасатели зафиксировали несколько очагов возгорания, логично предположить, что и поджигателей было несколько.

Правоохранители, в свою очередь, подозревают в поджогах двух жителей Киевской области. Один из них — 27-летний житель села Раговка. Он рассказал полицейским, что ради забавы поджег в трех местах мусор и траву. После этого ветер разнес огонь дальше, и поджигатель уже не смог самостоятельно потушить его.

Как рассказал пресс-секретарь Министерства внутренних дел Артем Шевченко в комментарии hromadske, подозреваемые пока не задержаны. При этом, у полиции есть предположение, что поджоги в зоне отчуждения могла устроить группа лиц.

«Есть несколько признаков, по которым могли быть другие лица, которые проникли в зону отчуждения. Полиция изучает причины таких масштабных пожаров и не одиночных очагов возгорания. Этот пожар был необычен тем, что было несколько очагов во многих местах. Пока это предположение, что могла действовать группа лиц», — сказал Шевченко.

Сам Дмитрий не берется оценивать возможные причины пожара ― говорит, что версий и теорий много, но какая из них верная, предстоит установить полиции.

«Возможно, из-за хулиганства. Мог быть умышленный или неумышленный поджог. Вариантов может быть много. Есть версия, что это могли сделать и заинтересованные лица, которые нелегально рубили лес, чтобы скрыть следы своей деятельности. Но, опять же, пока все это теории, и ни одна из них не подтверждена. Сейчас этим вопросом занимается полиция. Я думаю, у них будет какой-то конкретный ответ», ― говорит Дмитрий. 

Читайте также: «Пасха 2020: как будут отмечать праздник на карантине»

0%
100%
0%
0%
Такий email не зареєстровано у системі
Введите свой электронный адрес, на который мы отправим вам новый пароль.
Поле не должно быть пустым и содержать кириллицу
Спасибо!

Ваше сообщение принято.

Сожалеем :(

Во время обработки что-то пошло не так.

Bы можете отправить сообщение на электронный адрес betatest@nashkiev.com