Люди 02.12.2011

Ася Серпинская

Ася Серпинская, зоозащитница

Я в Киеве

НК: Расскажите вкратце про ситуацию с бродячими собаками в Киеве. Сообщения о целенаправленном их истреблении правдивы?

Их сейчас целенаправленно истребляет не власть, а догхантеры. Вообще ситуация в столице отличается от ситуации в остальной Украине. В Киеве в мае этого года мы добились смены руководства всех коммунальных предприятиях, имеющих отношение к бездомным животным – к их отлову, регистрации и стерилизации. Сейчас отлов делается по заявкам ЖЭКов и общественных организаций, и после стерилизации животных возвращают в место, где они были пойманы – кроме тех, что были отловлены на территории социальных объектов (школ, больниц, садиков, рынков) – этих оставляют в приюте в Бородянке. Сейчас эвтаназию (умерщвление) животных в Киеве делать прекратили. В крематории этого приюта сейчас сжигают только найденные и привезенные трупы – отравленные кем-то, сбитые машинами и т.д.

А до весны этого года, когда директором предприятия по отлову была Ольга Дроздова, ситуация была в корне другой: та действительно «чистила» город. Это были не отловы, а облавы на всё, что движется, в т.ч. попадали стерилизованные и хозяйские собаки – никто не разбирался. Собак несколько дней держали в клетке, а затем тех, кто выжил (они там сильно болели, загрызали друг друга и т.д.), обездвиживали и сжигали в крематории. Тогда ни с кем не считались – нельзя было ни проконтролировать эту службу, ни найти и вернуть свою собаку – там всех чуть ли не на три буквы посылали. Но весной общественные организации своими пикетами и борьбой добились смены руководства, и пока что новый директор этой службы Тарас Смурный не обманывает наших ожиданий.

НК: Догхантеры – это единицы или их много? Что это за люди – садисты или просто горожане, которых «достала» эта проблема?

Их очень много, к сожалению. И это совершенно разные люди. Вчера, кстати, был круглый стол, посвященный этой проблеме, где на видеосвязь выходил один из догхантеров – его лицо было закрыто маской. Он излагал свою позицию, надо сказать, довольно аргументированную: если власть не решает проблему бродячих животных, ее будут решать добровольцы.

НК: Сколько сейчас, по вашим оценкам, бродячих собак в Киеве?

После того, как Дроздова и догхантеры «почистили» город, их осталось немного. Вы можете сами увидеть это, если проедете Киев в автомобиле из конца в конец: вряд ли вы насчитаете по дороге 30 животных. Они остались сейчас только по промзонам, стройкам, большим паркам, где есть укромные места, кое-где на рынках, в некоторых дворах, где люди их защищают. Думаю, в целом в Киеве нет уже и 3 тыс. собак.

НК: Представляют ли бродячие собаки угрозу для киевлян?

Даже если где-то когда-то собака облает или, не дай Бог, укусит – разве можно сравнить это с опасностью, которую представляю собой, например, автомобилисты? Я уж не говорю о криминале! Люди, убившие десятки людей – тот же Оноприенко или подростки в Днепропетровске, убивавшие бездомных – их повесили, расстреляли? Нет! Мы гуманны! А собачку убивают за одну только потенциальную возможность того, что она, может быть, когда-нибудь кого-то укусит!

Это надуманная, ложная угроза, искусственно раздутая ветеринарами, ЖЭКовцами, коммунальными службами и, самое главное, средствами массовой информации. Что касается СМИ, тут у меня единственное объяснение – заказ. Особенно в этом плане старается газета «Факты».

Население целенаправленно запугивают. Просто все чиновники знают, что эти отловы – хороший заработок. Нужно напугать людей так, чтобы они сами кричали: «Приезжайте к нам, истребите этих собак, вот вам деньги!». И никто не говорит им, что убийства ведь ничего не решат. Собак убивают десятилетиями – проблема не сдвинулась с места. Даже если мы сейчас убьем или поместим в приют всех киевских бродячих собак, через полгода восстановится статус кво: во-первых, придут животные из пригородов, во-вторых, собак выбрасывают хозяева, в-третьих, многие животные остаются без хозяев, когда те умирают, или переезжают, или заводят ребенка, и т.п. Многие, взяв щенка крупной или бойцовской собаки, потом, когда животное вырастает, не могут с ним справиться. Вообще «собачий бум», который был в 90-х, давно сошел на нет. Сейчас на улицу выбрасывают даже дорогих, породистых собак. Сколько питбулей, стаффов, кавказцев в приюте в Бородянке! Теперь они сидят там в клетках метр на полтора, с дрянной едой, на мокром бетонном полу (клетки моют из шланга), в депрессии, ждут, когда придет хозяин их выгулять – они ведь привыкли к режиму! Там они болеют и погибают, потому что, конечно, никто не возьмет домой взрослого стаффа или кавказца. Это медленная мучительная смерть – лучше уж такую собаку сразу усыпить.

НК: Какой реальный выход из этой ситуации вы видите?

Надо найти и устранить причину этой проблемы. Зоозащитное движение Украины считает, что нужно менять законодательство. Сломать систему, когда эти функции законом возложены на органы местного самоуправления. За исключением нескольких городов (Киева, Одессы и еще пары-тройки), в Украине нет даже специализированных коммунальных служб, которые занимались бы этим вопросом. Все это поручено не ветеринарам, не кинологам, а ЖЭКам, мусорщикам и т.п., а они решают эту проблему как им в голову придет: где-то травят ядом, где-то отстреливают, где-то (например, в Николаеве) собак убивают уколом курареподобного препарата, медленно парализующего дыхание, где-то (в Донецке, к примеру) просто ловят сетью прямо на рынках и на глазах у всех забивают до смерти какими-то палками или трубами. Затем эти трупы зарывают на мусорных полигонах, или сжигают, в Донецке вообще арендовали шахту, чтобы сбрасывать туда трупы. В общем, нужно, чтобы эти бюджетные средства коммунальные службы за решение этой проблемы платили не сами себе, а ветеринарным службам, а зоозащитники контролировали этот процесс.

НК: Есть ли в парламенте люди, которые сочувствуют вам и хотят изменить законодательство в этом вопросе?

Нет. Власти это вообще неинтересно. Из-за того, что власть целые десятилетия не занимается этим вопросом и даже не считает это проблемой, в обществе назрело противостояние: люди разделились на зооненавистников и защитников животных. Одни плачут за этими собаками, другие их убивают. Что творится в Интернете в комментариях к статьям на эту тему! Одни кричат «да поубивать надо всех этих блоховозов!», другие – «да это тебя, ненормального, надо убить!». Люди уже идут стенка на стенку!

Если есть горожане, которые настроены на убийство собак, значит, собак с улиц надо действительно убрать, иначе они становятся объектом сведения счетов. Поэтому те, кто ратует за метод «отлов-стерилизация-возврат», должны понимать, что возврат животных на их место обитания надо делать очень осторожно — только в те места, где им не угрожает смерть.

Ситуация не изменится, пока, во-первых, не будет изменено законодательство, во-вторых, органы власти не станут наказывать заводчиков собак, не имеющих на это лицензии и халатно относящихся к приплоду, и в-третьих, сами люди не станут серьезнее относиться к вопросу собачьего потомства: не перестанут выгонять собак, выбрасывать щенков и относить их на Птичий рынок «перекупщикам», которые, взяв с хозяина деньги, потом просто выбрасывают щенков где-нибудь на обочине или в близлежащих дворах. Тебе не нужны щенки? Следи за тем, чтобы они у твоей собаки не появились!

НК: Опыт какой страны в этом вопросе вам кажется хорошим примером для подражания?

Нужно сравнивать с государством, похожим на нас – не сравнивать же с, например, Германией! Поэтому возьмем Польшу, которая очень похожа на нас и ментально, и в экономическом плане, и тоже является «выходцем» из соцлагеря. Так вот, у них эта проблема давно решена. В варшавском приюте, который содержится на деньги городского бюджета, живет в среднем около 4 тыс. животных. Но они не сидят там всю жизнь: в течение года сколько поступило животных, столько и забирается новыми хозяевами. Там, как и во всех цивилизованных странах, есть традиция брать животное из приюта, а не из специализированного клуба. В клубах можно купить породистых собак, с родословной, а по домам разводить животных запрещено, и стихийных рынков животных там нет - за этим строго следят контролирующие органы, - поэтому животные в клубах стоят очень дорого. И если вам не так важна порода и нет лишних денег, а собачку в дом хочется, вы можете взять в приюте. Также там очень оперативно и жестко работает зоополиция: в случае акта жестокости в отношении животного не пройдет и часа, как к этому человеку придут с проверкой, и если он виновен, он будет отвечать. А у нас милиция, похоже, даже не подозревает о наличии статьи «жесткое обращение с животными».

НК: Заявления всемирно известных защитников животных, в частности Бриджит Бардо, как-то повлияли на ситуацию?

Что они могут, если они совершенно ничего не знают об Украине? Бриджит Бардо недавно заявила, что в Украине всего один приют для животных! А ведь есть приют в Гостомеле под Киевом, в Ясногородке, Одессе, Луцке, Львове и т. д. Она вообще не владеет информацией!

Об авторе

Ася Серпинская, председатель правления Киевского городского общества защиты животных, президент Всеукраинской ассоциации зоозащитных организаций.

В 2000 году за собственные средства купила в Гостомеле разрушенное здание коровника и, не получая никакой помощи ни от государства, ни от международных организаций, вместе с единомышленниками организовала там приют для бездомных животных.

«Посмотрите на этих животных! Их здесь почти тысяча, но они ухоженные, веселые, толстенькие. Они знают, что это их дом, и чувствуют себя здесь хозяевами. И я всем своим работникам в приюте говорю: «Не забывайте, хозяева здесь — они, здесь не они для нас, а мы — для них».

0%
0%
0%
0%
Такий email не зареєстровано у системі
Введите свой электронный адрес, на который мы отправим вам новый пароль.
Поле не должно быть пустым и содержать кириллицу
Спасибо!

Ваше сообщение принято.

Сожалеем :(

Во время обработки что-то пошло не так.

Bы можете отправить сообщение на электронный адрес betatest@nashkiev.com