Люди 18.11.2011

Артур Белозеров

Артур Белозеров, художник, руководитель LabCombinate

Фото с сайта dusia.telekritika.ua

Я в Киеве

НК: Одни говорят, что Киев красивый, другие — что безобразный. А вам как кажется?

Безусловно, Киев прекрасен. Возможно, сознание многих жителей Киева безобразно... Это ведь мегаполис. Но среди мегаполисов Киев — лучший. Единственный, где в центре так много частного сектора, парков и вообще мест, где можно спрятаться от «трафика» большого города.

НК: Как вы относитесь к тому, как изменилась за последнее время Пейзажная аллея?

Она просто превратилась в Гидропарк. Пацыки, семочки, пиво, больше мусора, больше кипиша. Это уже не камерное, не сакральное место. Туда теперь ходят посмотреть на диковинки и пофоткаться на их фоне.

НК: Как, по-вашему, будет выглядеть Пейзажка года через три?

Хотелось бы надеяться на лучшее, но... Место испорчено, от ансамбля не осталось ничего, теперь это парк цветных диковинок. Сейчас в приоритете невежество и алчность. Мы еще не изжили жлобское наследие, нищету духа, нам хочется «самовыразиться». В той же России олигархия уже более «просветленная», они дают деньги на действительно хорошие проекты.

НК: Что разумнее и продуктивнее: спрятаться от изменений в каком-то «культурном гетто», со своим микроклиматом и с людьми, с которыми хочется этот микроклимат разделить, или пытаться самому менять Киев?

Забить на все большой и толстый... Должно смениться еще как минимум 5 поколений, чтобы искоренить жлобство. Это практически невозможно в культурном сегменте. Тем, кто дорвался до денег — им на все плевать, они пройдут по трупам, но сделают то, что им нужно... Поэтому культура у нас в вечном андеграунде. Ну, кроме PinchukArtCentre, «М17» и тому подобных мест. Это коммерчески успешные люди, но к культуре они не имеют ни малейшего отношения. Разве что просветительскую функцию выполняют — привозят какие-то бренды-тренды... А украинское искусство в глубоко инвалидном состоянии. Только пирдуханы (от «пир духа» - ред.) продают свои картинки. Молодежью же никто не занимается — взяли в оборот какую-то группку художников и ведут их. Вот пойди к Карасю или Гудимову, попробуй сделать выставку — даже очень хорошую. Они не возьмут, им это не нужно — они занимаются развитием группы выбранных ими людей. Всё очень локально, местечково.

НК: Ваш любимый период в Киеве, который вы застали?

90-е — 2000-е, когда нахапанное бабло еще не начали переводить в «большие проекты» и не сотворили всего этого глобального уродства... Но нет, на самом деле не так: Киев всегда прекрасен. Есть масса нычек, камерных мест, где можно спрятаться от городского «трафика».

НК: Как должен выглядеть нищий, чтобы вы дали ему денег?

Опрятным и ненавязчивым. Матюкаться и быть в говне — это не значит быть нуждающимся. Это значит, что у человека с кармой что-то не так.

НК: Что в Киеве вы хотели бы приобрести, но не хватит средств или возможностей?

Дачу, конечно.

НК: Какие места Киева вы покажете другу-иностранцу?

Их много. Труханов остров, Подол нужно показать, Татарку, сводить его на холмы... Погулять есть где. Вообще нужно, чтобы Киев стал велосипедной столицей — он идеален для велосипедных прогулок.

НК: Кто из ныне живущих киевлян вызывает у вас наибольшее уважение?

В Киеве очень много хороших людей — нет смысла перечислять их по именам. Когда мне сломали ногу, откликнулась куча народа, собрали большую сумму денег на операцию. Мелочь, а приятно (смеется). Суть в том, что в Киеве есть фундамент очень романтично, культурно настроенных людей. Эта украинская интеллигенция, конечно, пребывает в летаргическом сне, но иногда она из этого анабиоза выходит. А вообще какого-то оппозиционного культурного у нас движения нет. Одни сидят и п...дят о том, какие они крутые, на БЖ в «Ольжином дворе»; другие — сидят, бухают и умничают в каком-то другом месте; поэты — где-то отдельно. Самая большая проблема украинской интеллигенции — в этом ее инфантилизме.

НК: Чего вам не хватает в Киеве?

Локаций. Забегаловки и ночные клубы у нас есть (и то их немного), а андеграундных универсальных площадок, куда можно было бы прийти и предложить какую-то альтернативную, некоммерческую штуку — практически нет. А они нужны, чтобы развивалась культурная коммуникация. Чуть ли не единственный альтруист и Дед Мороз в Киеве — Влад Троицкий со своим «Дахом» и «Гогольфестом».

НК: В каком киевском кафе или ресторане вы бываете чаще всего?

Ну, главное место киевской богемы творческой - «Ольжик», все там сидят. Потом, Sullivan Room — это хоть и клуб, но не ночной, не б...дский, у них правильный вектор. И если там играет хорошая команда - «Перкалаба», или «Хамерманы», или Дон Педрос — там можно повисеть (но не побухать — там бар дорогой). А вот посидеть-выпить — это... сейчас вспомню... «Сильпо»! (смеется). «Под жопой коня» на Сагайдачного — отличное место, там интеллигенция бухает. А когда холода — подойдет любое недорогое кафе.

НК: Где в Киеве вы чувствуете себя неуютно?

Час пик в городе, в любом месте большого скопления машин и людей, где большой «трафик» и кипиш. Тот же Крещатик — проехать мимо можно, но задерживаться там не хочется. И вообще любые перегруженные магистрали, и метро, конечно.

НК: Вы можете отличить киевлянина от жителя другого города? Если да, то как?

Безусловно. Киевлянин — это не 10-15 лет прожить в Киеве. Это, как минимум, с детства. В отличие от приезжего, даже адаптировавшегося, он знает места в Киеве, где хорошо, знает его «фишки». Поэтому хороший киевлянин никогда не променяет этот город ни на что другое.

НК: В каком районе Киева вы не стали бы жить никогда?

Я родился и вырос в коммуналке в царском доме с 5-метровыми потолками на улице Щорса, мы в тех краях с пацанами строили халабуды, тёти мани жарили нам блинчики во дворе... Сейчас, конечно, всё это снесли, вместо того места, где я вырос — котёл. Но если я вырос в центре, как я могу представить себя, скажем, на Борщаговке? Кстати, сейчас я живу на Оболони — но это хороший район: 20 минут на велосипеде — и я в центре.

НК: Ваше отношение к противостоянию «коренные vs понаехавшие»?

«Вооот, понаехали» - такого дискурса в тусовке «местных» нет. Мы не разделяем людей на приезжих и «своих». Киев — громадный город, в нем и среди своих может найтись подляна и крыса. Если приезжий бык — то он просто бык. Ну, я, например, не люблю толп, которые съезжаются на футбольные матчи или какие-то другие масштабные мероприятия. Но если интеллигентный человек — к нему предубеждения нет. Киев — это очень мощный канал коммуникации, в нем просто надо найти свою среду.

Киев во мне

Артур Белозеров, художник, бывший участник группы РЭП, музыкант (солист перформанс-группы «Penoplast»), руководитель культурного центра LabCombinate.

Такий email не зареєстровано у системі
Введите свой электронный адрес, на который мы отправим вам новый пароль.
Поле не должно быть пустым и содержать кириллицу
Спасибо!

Ваше сообщение принято.

Сожалеем :(

Во время обработки что-то пошло не так.

Bы можете отправить сообщение на электронный адрес betatest@nashkiev.com