Люди 10.08.2017

10 мыслей о Киеве: фотограф Сергей Ристенко

Об историческом наследии в архитектуре, доменной печи для современных застройщиков, бомжах, которые знают по три языка, и фотографии, которая меняет жизнь, мы поговорили с нашим главным по рассветам и закатам — Сергеем Ристенко.

О выборе места встречи

Автостанция "Подол" — это такой себе островок старого города. Я люблю смотреть на фотографии того Киева. Не потому, что мне нравится Советский Союз и мороженое по 5 копеек. Дело в атмосфере. Город был какой-то камерный, комфортный, много деревьев. Где-то в 90-х это начало исчезать.

А здесь по-прежнему очень неспешный ход времени. Я тут никогда не спешу. Иногда уставший после работы могу посидеть минут 10-15 и уйти отдохнувший. 

О рассветах и закатах

На закате я обычно работаю, но вот рассветы всегда мои. Самые красивые они на Днепре. И двух одинаковых не бывает. Да и вообще, утром город совсем другой. Он только просыпается. Все еще спокойно, неторопливо. Мало людей, машин. Мне кажется, чтобы полюбить город, нужно погулять по нему на рассвете.

О Киеве с высоты птичьего полета

Меня сложно удивить какими-то местами в Киеве. Я был в большинстве двориков. Но когда поднимаешься на дроне метров на 100, это уже совсем другой город. Раньше я шутил, что Киев зеленый только из-за зеленых заборов, которыми ограждают стройку, а теперь я понимаю, что он правда зеленый. С высоты 200-300 метров он выглядит как огромный парк.

Еще интересно наблюдать за домами. Снизу я вижу просто фасад, а сверху дом может принимать совершенно удивительные формы. Фроловский собор сверху, например, выглядит почти как свастика. 

О людях в объективе

У меня есть серия снимков, которую я сделал в киевских трамваях. Называется "Две остановки". Это путь до моей студии. Сначала просто снимал интересных людей, потом начал заводить с ними разговор. Оказалось, что за неприхотливой внешностью часто скрывается невероятная судьба.

Никто этого, конечно, не оценит, но я люблю снимать бомжей. Мне интересно, почему с ними такое случилось. Бывает, что он такой грязный, оборванный, но знает три языка. И если мое фото рассвета собирает 200-250 лайков, то такой черно-белый снимок — 20-30. Но это мой интерес и мое самовыражение. Я не блогер, у меня нет цели привлечь аудиторию.

О фотографиях, которые меняют жизнь

Самая известная моя история — о бабушке на Подоле. Она выглядела будто из 70-х годов. В первый раз я просто сделал снимок и забыл. Потом увидел ее еще через неделю. Если встретил человека дважды, значит, это не просто так.

Она рассказала мне о том, что родилась на Подоле, выросла тут. Потом дом разрушили, а ее отселили. Но бабушка все равно приезжает сюда каждый день, просит тут милостыню. Оказалось, что у нее день рождения через неделю. Я написал всю эту историю в Facebook, прикрепил фото. На следующий день было несколько тысяч репостов, куча сообщений от людей, предложений собраться и поздравить.

Но пост был не о том. Это был пост о внимании. О том, что мы все время проходим мимо. А им очень не хватает общения. Я был рад, что нашлись ее соседи, ей начали помогать социальные службы. 

Или вот недавняя история. Поехал как-то "делать базар" на Житний. А там бабушка фиалки продаетРешил, что будет одним цветком больше, и купил. Через минуту подбегает девушка, спрашивает, остались ли цветы. Бабушка говорит, что только что продала последнюю. Тогда девушка просто отдала ей деньги и убежала. А мы разговорились. Оказалось, что старушка живет на Подоле с 60-х годов. Сын умер, а она не привыкла сидеть дома: вяжет, выращивает цветы, продает потом. 

Я снова разместил фото и историю в Facebook. Получилось, что мои друзья — ее соседи. Они не знали об этой истории, сразу вызвались помочь.

Фотография и история вместе создают очень крутой и сильный посыл.

О старом Киеве

Я всегда ориентируюсь на фотоальбомы Владимира Фалина и Александра Ранчукова. Последний, например, — прекрасный фотограф, который снимал Киев с 50-х годов. Причем не все эти помпезные места вроде площади Калинина, а ходил по улицам, дворикам. Все то, что мы сейчас снимаем на смартфон, он снимал на обычную среднеформатную камеру. 

Мне часто интересно найти место со старого фото, сравнить, посмотреть, как изменился город.

О современной застройке

Современная застройка — "це мєрзко". Я не архитектор, но читаю, стараюсь интересоваться. Киев в середине XIX века переживал строительный бум, возводились сразу целые улицы. Была отдельная градокомиссия. Они следили за тем, чтобы все дома были в одном архитектурном стиле. У нас сейчас все происходит по принципу "где застройщик отжал себе кусок, там и строит".

Как по мне, эти дома не представляют вообще никакого архитектурного наследия. Это просто тупые коробки из стекла и бетона. Я бы сделал отдельную доменную печь для застройщиков. 

А то, что не добили застройщики, добивают сами жители. На исторических фасадах строят какие-то ларьки из вагонки, обшивают ею балконы. На Малоподвальной, например, есть прекрасный, хорошо сохранившийся дом. И по центру — огромная деревянная будка, заваленная хламом. Смотрится как огромный прыщ на красивом историческом фасаде. Хочется его взять и выдавить.

О других киевских бедах

Еще бесит парковка на тротуаре и реклама. Та, которая большая, на весь исторический фасад. Мой любимый отрезок — Большая Васильковская от Льва Толстого до Саксаганского. Там есть арка, вся в рекламе. Первый этаж облепили в несколько слоев и уже добрались до второго.

Если когда-то появится гражданский патруль по уничтожению рекламы, я буду одним из первых, кто будет в нем лютовать.

О любимых местах

Автостанция "Подол", Владимирская горка, "нычки" на Рыбальском острове — любимых мест много. И это связано даже не с местом, а с эмоциями, которые я там переживаю. Вот, например, есть школа на Подоле возле Исторического музея. Как-то вечером мы с женой катались рядом на велосипедах, был теплый летний вечер, кто-то играл на пианино. Мы минут 20 просидели.

Или вот парк возле Михайловского собора. В детстве я участвовал там в раскопках, поэтому иногда люблю приводить людей и рассказывать, где какой черепок нашел.

Об ассоциациях с городом

Для меня Киев похож на большого рыжего кота, которого утром можно почесать за ухом и услышать, как он урчит. Но днем к нему лучше не подходить — блохи (застройщики), какие-то проплешины. 

Днем я скептически смотрю на город, но утром он мой и я его люблю.

Читайте также: "10 мыслей о Киеве: архитектор Антон Олейник".  

Такий email не зареєстровано у системі
Введите свой электронный адрес, на который мы отправим вам новый пароль.
Поле не должно быть пустым и содержать кириллицу
Спасибо!

Ваше сообщение принято.

Сожалеем :(

Во время обработки что-то пошло не так.

Bы можете отправить сообщение на электронный адрес betatest@nashkiev.com