Новости 23.11.2011, 15:30

Константин Скритуцкий: Столице нужен памятник Шарикову

Мастер уличной и парковой скульптуры Константин Скритуцкий рассказал, как ему приснился ежик в тумане.

Скритуцкий, чьи работы уже стали туристическими достопримечательностями столицы, рассказал о будущем памятнике легендарному киевскому градоначальнику Фундуклею – и о том, каково ощущать себя давно умершей знаменитостью.

- Расскажи, как ты начал заниматься парковой скульптурой?

- Благодаря моему первому меценату, «папе» «Пейзажки» Владимиру Колинько. У него была идея: превращать засохшие деревья в небольшие скульптуры. В противном случае эти деревья уничтожали, закатывали в асфальт. То есть самые первые мои работы были чистейшей воды экспериментом: я вырезал какие-то образы из засохших деревьев. Например, самое первое дерево, с которым я работал в сквере на улице Гончара, напомнило мне крокодила – так и получилась. Главное для меня было попробовать самому и узнать реакцию людей. А то, чему я учился, не имеет ни малейшего отношения к парковой и уличной скульптуре.

- А с чего ты начинал как скульптор?

- Моя дипломная работа – памятник художнику Святославскому. Он многое сделал для Киева: по сути дела, после войны создал заново киевский зоопарк. В общем, я занимался академической скульптурой.

- Какие столичные парки и скверы привлекают тебя как художника?

- Например, Русановская набережная. К ее открытию после реконструкции мы в авральном порядке создали скульптурную композицию «Редкая птица, долетевшая до середины Днепра». Получилось душевно. Хотел сделать мозаичные панно на дамбе, но пока руки не дошли. Мечтаю создать на набережной «Фонтан влюбленных». Сейчас работаем над формой.

Есть еще небольшой сквер на углу Олеся Гончара и Большой Житомирской. Этот сквер собирались застроить, но жильцы отвоевали. Сейчас там непривлекательные скамейки, а посредине – что-то наподобие клумбы.

Считаю, что нужно больше создавать скульптур на левом берегу.

- А что ты планируешь там сделать?

- Хочется делать больше работ, ориентированных на детей. Ведь это самые благодарные ценители моего творчества. Хотя могу сказать, что сейчас привлекают и абстрактные формы. Хочу сделать какие-нибудь пластические формы, которые будут обращать на себя внимание за счет игры света.

- Можешь рассказать, как к тебе приходят идеи для твоих скульптур?

- Совершенно спонтанно, и всегда по-разному. Какие-то идеи возникают после встречи с меценатами, что-то подсказывают друзья. Последние идеи мы разрабатывали совместно с Федором Баландиным – главой общественной организации «Киев. Стратегия2025». Иногда идеи приходят во сне.

- И кто же тебе приснился?

- Ежик в тумане. Мне приснилось место, на котором он должен быть установлен – напротив совершенно кошмарного памятника охоронцям кордонів України. Я думаю, по ежику заметно, в каком он шоке от памятника. А самое главное – мне приснился способ, как его сделать колючим. Не буду углубляться в подробности, это целая система сеток с саморезами.

- Над чем ты сейчас работаешь?

- Сейчас заканчиваем детскую площадку на Лесном массиве – «Поляну лесовичков» для социального центра «Перспектива». Это такой пятачок, который мы превратим в скульптурный ансамбль, как на Пейзажной аллее. Получаются яркие образы, с характером, которые привлекают не только детей, но и взрослых. С началом зимы работа прервется, будем доделывать весной.

- У тебя есть предложения из других городов?

- Мы долго вели переговоры с администрацией джазового фестиваля , который проходит в Коктебеле, чтобы в следующем году, к десятилетию феста, сделать там некий скульптурный объект. Что это будет, я пока не хотел бы озвучивать. Скажу только, что мне очень нравится работать в Крыму, особенно зимой.

- Не секрет, что вокруг твоих скульптур уже существуют городские легенды. Какая тебя больше всего позабавила?

- Меня мало кто знает в Киеве в лицо, поэтому, если я оказываюсь неподалеку, очень интересно бывает послушать рассказы экскурсоводов о моих скульптурах. Особенно, когда экскурсовод не в курсе, бывает очень забавно. Меня даже приглашали на встречу с экскурсоводами, чтобы я им рассказал побольше о скульптурах. А что меня по-настоящему позабавило… Я работаю в художественной школе №7, преподаю детишкам. И вот приводит очередная мамочка своего ребенка в школу, директор ей говорит: «Вы будете у преподавателя Константина Скритуцкого, он известный скульптор киевских пейзажних алей!» А мамочка спрашивает: «Да? А он жив? Он, наверно, уже старенький!»

- Случалось, что киевляне сами предлагали тебе идеи будущих работ?

- Интересно получилось со скульптурой балерины, которая стоит на Стрелецкой. Изначально там планировалась совершенно другая работа. С вечера мы приехали с пилами, сделали квадратную заготовку. А утром на ней появился плакат – распечатанная на листке А4 фотография балерины и подпись: «Уважаемый скульптор, очень просим сделать здесь балерину! Нам бы этого очень хотелось, потому что она как раз здесь живет неподалеку! Не могли бы ли вы?» Это был первый позитивный отзыв на работу, а для нас была очень важна такая реакция. Ведь когда мы только начинали, часто сталкивались с негативом.

- Жильцы порывались вас бить?

- Представь себе: и бить пытались, и милицию вызывали – якобы за то, что мы уничтожаем зеленые насаждения. У нас была установка, не вступать в конфликт не при каких обстоятельствах. Просто забирали инструменты и уходили. Конечно, внутри было очень неприятно. Может быть, жильцы потом и жалели, что погорячились, но мы на эти места никогда уже не возвращались.

Была комичная ситуация на открытии скульптуры «Рояль в кустах» возле музыкальной школы на Пирогова. Жильцы соседнего дома по-партизански вышли с плакатами «Геть з нашого двору». Никто ничего не понял. Потом оказалось, что во дворе ведется незаконное, по их мнению, строительство. Протестующие пенсионеры на фоне празднично одетых учеников музыкальной школы, надувные шарики, цветы … Картина была очень занятная. Оказалось, что «цыганская почта» донесла жильцам, что на открытии будет глава КГГА. Но, к сожалению, Александр Павлович приехать не смог, хотя установка этой скульптуры была его идеей. «Мы что, плакаты даром рисовали?» - вопрошал потом один из активистов под хохот журналистов.

- Ты следишь за состоянием своих работ?

- Разумеется. Наша общественная организация «Киев. Стратегия 2025» во многом для этого и создавалась. Ответственность перед киевлянами, меценатами, КГГА для нас не пустой звук. Каждую испорченную скульптуру либо демонтируем и восстанавливаем в мастерской, а потом устанавливаем обратно, либо на месте реставрируем. Сейчас, например, готовим наши скульптуры к зиме.

Но самое главное, что за их сохранностью активно следят сами киевляне, отгоняют вандалов. Иду я, например, мимо Ежика – и вижу, что ему лапу оторвали. А через несколько дней кто-то уже прикрутил ее обратно. Это так приятно! Вообще, показатель того, что горожане полюбили скульптуру, что она стала дорога для них – это когда дети цепляют яблоки и конфеты на колючки ежика, пограничники одевают на него фуражку, а дети на зиму повязывают его шарфом.

- Какая работа для тебя наиболее дорога?

- Это балерина, которая мне до сих пор искренне и очень сильно нравится. Она получилась очень доброй, теплой и классной.

- Как ты считаешь, какая личность в истории Киева заслуживает памятника?

- Мы с Федором Баландиным придумали памятник легендарному киевскому градоначальнику Ивану Фундуклею. Киевляне его очень любили, он дышал одним и ними воздухом. Это был очень влиятельный человек, но при этом с очень добрым и открытым сердцем. Очень хочется поставить ему памятник на Хмельницкого – до переименования она называлась Фундуклеевской, в его честь.

- А каким ты видишь Фундуклея?

- У этого человека должны быть широко открытые глаза и приятная улыбка, но при этом ощущается властность, видно, что он хозяин ситуации. Характером, мне думается, наш нынешний градоначальник похож на Фундуклея ,боровшегося с чиновничьей косностью и коррупцией.

- Если бы тебе предложили сделать памятник литературному персонажу, кого бы ты выбрал?

- Мои самые любимые персонажи – это Остап Бендер и Швейк. Но Бендер по своему темпераменту более южный человек, не зря его авторы родом из Одессы. А вот Швейк не только был придуман в Киеве, но и по своему характеру очень похож на киевлянина. Не даром образ Швейка уже увековечен возле театра Франко. Подобных людей встречаешь через одного.

Но по-настоящему Киев нуждается в памятнике Шарикову. Во-первых, это великолепный персонаж. Во-вторых, таких Шариковых у нас развелось в огромном количестве. И все они занимают какие-то должности, и все заставляют тебя перед ними так или иначе кланяться. Хотя смотришь им в глаза – ну, это ведь Шариков! Только шрама не хватает. А может, научились прятать?

Kievpress.net

0%
0%
0%
0%
Такий email не зареєстровано у системі
Введите свой электронный адрес, на который мы отправим вам новый пароль.
Поле не должно быть пустым и содержать кириллицу
Спасибо!

Ваше сообщение принято.

Сожалеем :(

Во время обработки что-то пошло не так.

Bы можете отправить сообщение на электронный адрес betatest@nashkiev.com