Жизнь 21.11.2018

Личный опыт: почему в Украине свободнее, чем в Беларуси

Об Украине и Беларуси, о достоинстве и свободе от первого лица.

Революция достоинства
Фото: tut.by

В Украине 21 ноября отмечают День достоинства и свободы ― праздник, посвященный годовщине начала Оранжевой революции и Революции достоинства. В этот день чествуют героев и вспоминают переломные события в истории Украины. В этот праздник я, украинка, всю жизнь, прожившая в Беларуси, решила рассказать свою историю: как белорусский социум воспринял украинское стремление к достоинству, что, на мой взгляд, поменялось в Украине после Евромайдана и почему свободу в этих двух странах понимают по-разному.

Раздвоение идентичности

Меня зовут Алена. Я родилась в Беларуси и прожила там всю жизнь, но белоруской себя никогда не считала.

Мои родители ― украинцы, в 1988 году они приехали в БССР служить и там остались. Все наши родственники живут в Украине, поэтому здесь мы бывали по несколько раз в год. Я с детства говорила на украинском языке и в Беларуси открыто заявляла, что я украинка. Правда, там меня всегда воспринимали как «хохлуху», ведь в Беларуси принято говорить именно так.

Там меня всегда воспринимали как «хохлуху», ведь в Беларуси принято говорить именно так.

Жить в Украине я хотела еще со школы. Во время Евромайдана осознала это особенно четко, поскольку Революцию достоинства в моем белорусском окружении достойной никто не считал. Бандеровцы, нацисты, фашисты и бедные мальчики из «Беркута» – вот, что я обычно слышала. А когда людей на Майдане расстреливали, у большинства белорусов была одна из двух реакций – либо безразличие, либо презрение ко всем «майданутым».

Революция достоинства в Киеве. Фото: www.flickr.com

Потом начался «Крым наш», «Новороссия», распятые мальчики и много чего другого. В стране, которая де-юре не признала аннексию Крыма, вино с полуострова продавали под маркировкой «Произведено в РФ». А директор коллектива, где я тогда работала, вызвала меня в кабинет и отчитала за «фашистскую свастику» в соцсетях. Свастикой она назвала украинский тризуб.

Конечно, среди белорусов были и есть те, кто понимает, что Россия ― агрессор, и что Крым был аннексирован, а не возвращен домой. Но таких людей мало. По крайней мере, за пять лет после Евромайдана я встретила таких человек десять.

Украинский комфорт

В Украину я все-таки переехала – в начале сентября. Повторюсь, до этого я бывала здесь очень часто, поэтому ощущения, что живу в чужой стране, у меня нет. Но есть моменты, которые после Беларуси кажутся мне дикими. Это и отсутствие горячей воды в середине ноября, и вальяжное прибытие и отправление поездов с задержкой в 20 минут (а иногда и в час), и отсутствие чеков в маршрутках, терминалов для расчета карточкой во всех без исключения торговых точках, скамеек и урн на улицах. А еще шокируют опасные водители, из-за которых переходить дорогу страшно даже по пешеходному переходу.

Евромайдан в Киеве. Фото: wikipedia.org

В Беларуси со всем этим проблем нет, ну, или почти нет. А если что-то подобное и случается, ты знаешь, что всегда можешь пойти и пожаловаться. И виновника непременно найдут, и если не уволят, то, как минимум, накажут выговором или депремируют. Казалось бы, в Беларуси везде порядок, все четко, понятно и стабильно, разве в Украине лучше? Мне лучше, и вот почему:

Во время Майдана украинское общество вновь обрело себя. Люди поняли, что они украинцы, и их идентичность возродилась. Быть украинцем и любить свою страну стало важно, достойно и... модно. Белорусы тоже любят свою страну, но мало кто уважает родной язык и свою историю, а многие вообще предпочитают причислять себя к русским.

После Майдана Украина стала меняться, пусть медленно и неуверенно, но все же. Как проблематично не принимались бы реформы, но здесь что-то сдвигается с мертвой точки. Общество понимает, что советская система образования морально устарела, медицина далека от европейского уровня, суды неэффективны, вместо дорог ― направления, а доходы чиновников и депутатов должны быть открытыми. Мир меняется, и Украина делает это вместе с ним.

Общество понимает, что советская система образования морально устарела, медицина далека от европейского уровня, суды неэффективны, вместо дорог ― направления, а доходы чиновников и депутатов должны быть открытыми.

В Украине есть свобода высказываний. Обсуждать можно что, где и когда угодно. И даже политику. При этом не нужно оборачиваться по сторонам и говорить полушепотом. Здесь нет ощущения, что «большой брат следит за тобой».

Для меня особенно важно, что в Украине я не боюсь правоохранительных органов. Я не имею в виду, что полиция мне не указ. Я говорю о том, что при виде полицейских не чувствую себя виноватой, не вздрагиваю и не стараюсь перейти на другую сторону улицы. В Беларуси же милиция ― это отдельный кластер, которому если не все, то многое дозволено. Например, нетерпимость и открытые высказывания МВД против ЛГБТ-сообщества, выход министра внутренних дел на официальные мероприятия в форме чекиста и задержание людей только за то, что они повязали шарф на памятник.

День Воли-2017 в Минске. Фото: Татьяна Зенькович

Непонимание

В Украине мне нравится свобода действий и высказываний, то, что люди уважают себя, как нацию и считают достойным быть украинцами. Но есть одна черта, которую я в украинцах не понимаю. Это постоянное недовольство всем и всегда. И то не так, и это, «вот бы «бацьку» нам в президенты», «только в нашей стране такое возможно». 

Но есть одна черта, которую я в украинцах не понимаю. Это постоянное недовольство всем и всегда.

Я уверена, что отсутствие горячей воды, плохие дороги, высокие цены на коммуналку ― все это рано или поздно решится. Будут и урны, и скамейки, и суды будут работать честно, и детей будут обучать по-европейски, и водители начнут уважать пешеходов. Но не все сразу ― в Украине все-таки идет война (для тех, кто об этом забывает).

Эпилог

Что касается меня, могу точно сказать, что Беларусь я люблю. Это страна, где я родилась и выросла. Но «своей» считаю Украину, потому что чувствовать себя человеком мне позволяют не вылизанные улицы и порядок во всем, а именно свобода и достоинство, которые я ощущаю в Украине и, увы, не чувствую в Беларуси.

Читайте также: «Як я перестав боятися і заговорив українською: три історії колишніх російськомовних».

9%
60%
9%
22%
Такий email не зареєстровано у системі
Введите свой электронный адрес, на который мы отправим вам новый пароль.
Поле не должно быть пустым и содержать кириллицу
Спасибо!

Ваше сообщение принято.

Сожалеем :(

Во время обработки что-то пошло не так.

Bы можете отправить сообщение на электронный адрес betatest@nashkiev.com