Город 03.03.2017

Киевские котики: усатые и хвостатые памятники и граффити столицы

В Украине многие ошибочно считают 1 марта Днем котов. На самом деле во всем мире его отмечают 8 августа, а в марте празднуют только в Российской Федерации. Будьте бдительны и любите котиков круглый год. А мы тем временем прогулялись по Киеву и отыскали усатых, которые не будут мешать вам спать по ночам.

Фото: "Наш Киев"

Коты на Пейзажной аллее

К чудесным мозаичным скульптурам на Пейзажной аллее все уже давно привыкли и на тех, кто с ними фотографируется, посматривают удивленно. Эти котики появились в 2009 году. Их автор — известный киевский скульптор Константин Скретуцкий.

Котов здесь семеро. Первыми бросаются в глаза выложенная мозаикой 30-метровая кошка-стоножка и ее коротышка-сосед. Еще два чудика поменьше расположились слева. 

Неподалеку по спине слона гуляют щенок и маленький котенок — часть скульптурной композиции фонтана. Раньше с ними была девочка, но сейчас от нее ничего не осталось.

Еще на Пейзажке есть кот-скамейка. В его широкой пасти чувствуешь себя уютно, как дома.

Фото: "Наш Киев"

Чуть в стороне от других котов живет Чеширский кот из сказки Льюиса Кэрролла. Он расположился на детской площадке "Алиса в Стране Чудес" в центре композиции-горки "Чаепитие". 

Фото: "Наш Киев"

Фонарный кот на Андреевском спуске

Черный фонарный кот живет в доме №13 на Андреевском спуске, рядом с Музеем Булгакова. Раньше у него был сосед, кот Бегемот, но его демонтировали. Теперь фонарный кот грустит в одиночестве. 

Фото: "Наш Киев"

Адрес: Андреевский спуск, 13  

Кошачье царство на Вознесенском спуске

В стороне от оживленной Львовской площади, на крыше дома №13 по Вознесенскому спуску поселилось целое семейство котов. Их тут девять. Самый видный стоит на печной трубе старинного дома и внимательно всматривается куда-то вдаль.  

Фото: "Наш Киев"

Рядом с ним на заборе расположились еще несколько хвостатых: испуганный серый кот, кот-охотник, мама-кошка с котятами, влюбленная парочка и лениво потягивающийся рыжик.

Адрес: Вознесенский спуск, 13

Итальянский кот

Неподалеку, во дворе дома №16 по Вознесенскому спуску, среди цветов и кипарисов живет еще один кот, настенный. Картина называется "Лето в Италии".  

Фото: "Наш Киев"

Кот Пантелеймон у Золотых ворот

Бронзовый кот возле Золотых ворот появился в 1998 году. Его установили в память о персидском коте Пантелеймоне, который жил в ресторане "Остерия Пантагрюэль" и погиб во время пожара. Посетители заведения очень любили кота. На их пожертвования животному установили памятник.  

Фото: "Наш Киев"

Городская легенда гласит: если загадать желание и потереть бронзового кота, оно обязательно сбудется. По поводу того, что именно нужно тереть, существует несколько версий: кошачье достоинство, уши, усы и хвост (одновременно). Кое-кто считает, что для исполнения мечты достаточно подложить коту под лапу монету (чем выше номинал, тем вероятнее успех).

Адрес: ул. Ярославов Вал, 4

Кот из пластиковых вилок

По соседству с Пантелеймоном, по другую сторону Золотых ворот, живет еще один кот. Появился он в 2009 году. Идея создания необычного животного из вилок принадлежит Константину Скретуцкому — тому самому, что проектировал скульптуры на Пейзажной аллее. 

Фото: "Наш Киев"

На создание этого котика ушло 600 одноразовых пластиковых вилок.

Адрес: ул. Ярославов Вал, 4

Кот из фильма "Место встречи изменить нельзя"

Возле здания МВД есть еще один котик. Это символ банды “Черная кошка” и часть памятника киношным сотрудникам уголовного розыска Глебу Жеглову и Володе Шарапову. Установили скульптуру в апреле 2009 года к 90-летию уголовного розыска. 

Существует примета: если вы что-то потеряли, нужно потереть силуэт кошки — и пропавшее отыщется.

Адрес: ул. Академика Богомольца, 10

"Кот головного мозга"

"Кот в голове" появился в парке КПИ осенью 2014 года. Сначала это был просто плакат, потом он перекочевал на стену. Автор работы — киевский художник Ежи Конопье. 

Фото: "Наш Киев"

Рисунок призывает заполнить головы "котами" — заменить тяжелые мысли положительными, чтобы сохранить душевное равновесие в трудное время.

Адрес: парк Парк Киевского политехнического института

Дом с котами

На зеленом фасаде дома по улице Гоголевской живут две белые кошки. Необычное здание в 1909 году построил известный инженер-архитектор Владимир Бессмертный по заказу полковника Федора Ягимовского. У дома есть удивительная особенность: со стороны улицы у него 4 этажа, а со стороны двора — 5. В разное время здесь проживали известные люди. Например, историк и этнограф Николай Левченко и ученый-механик Степан Тимошенко. 

Кроме котов на доме "живут" символы мудрости — совы, а венчает композицию скульптура черта. Не удивительно, что автором этого дома часто называют Владислава Городецкого. О таких домах и мистическом треугольнике киевских улиц Олесь Ильченко даже написал книгу "Місто з химерами".

Адрес: ул. Гоголевская, 23

Читайте также: "99 лет спустя: немецкие архивные фото Киева vs современность".

Город 13.12.2016
Вже не той: що втратив Київ у 2016 році

Місто змінюється щодня. По цеглині зростають новобудови, з'являються нові зразки монументального вуличного мистецтва, арт-лавки, зупинки на сонячних батареях та муніципальні велопрокати. Які зміни виявляться #зрадою, а які #перемогою, покаже час. Ми ж вирішили згадати, що втратив Київ цього року.

1. Звичний вигляд будинків

Мурал #DimaFatum, присвячений Харьківському масиву. (Фото: Geo Leros)

Кілька десятків нових об’єктів вуличного мистецтва з`явилися на висотках та невеликих будівлях Виноградаря, Троєщини, Дарниці, Борщагівки, Подолу та центральних районів.

Теми монументальних робіт українських та закордонних художників — стосунки між чоловіком та жінкою, мистецтво, еволюція, бозон Хіггса, світ, видатні українці та народна символіка.

2. Голос київського метро

Микола Петренко. (Фото: gloss.ua)

На жаль, власник голоса, який ми звикли чути у метро, помер саме цього року. Генеральний директор Київського академічного театру ляльок Микола Петренко пішов із життя у червні.
 

3. Фестиваль-ресторація "Диван"

Фестиваль-ресторація “Диван”

Місце для інтелектуалів та рокерів на Бесарабці. Улюбленці журналу "Шо" та джазистів. Крафтове пиво на фоні концертів "Гапочки", "Оркестра Че" та інших гуртів із глибокого андеграунду. Незручний довгий коридор столів та малесенька сцена, дзеркальні стіни, серед яких можна було загубитись, та бармени, що носили по кілька десятків келихів за раз. Культове місце із цікавою назвою, на жаль, закрили у серпні.

4. Банк "Михайлівський"

Мітинг під Верховною Радою

Звісно, не він один. Нацбанк взявся ретельно перевіряти банки. Врешті-решт невеличкі фінустанови, які, ймовірно, деякі політики та бізнесмени тримали для відмивання грошей, визнали порушниками або банкротами.

Проте закриття "Михайлівського" було одним із найгучніших: мітинги під Кабміном та Верховною Радою, пікети у центрі міста, черги до відділень та інфоцентрів і опудало пані Гонтаревої.

5. Алкоголь після 23:00

Фото: rian.com.ua

Так, дійсно велика втрата. Але в цілому це непогано. Частина супермаркетів більше не працює цілодобово, а на вулицях вже за місяць значно поменшало "столичних маргіналів", як їх інколи жартома називають кияни.

6. Пам'ятник чекістам та знайомі вулиці

Знесення пам`ятника чекістам. (Фото: Facebook / Yevgen Nikiforov)

Декомунізація також внесла низку змін: більше немає Московського проспекту, вулиці Артема та багатьох інших знайомих назв.

А ще не зовсім за планом знесли пам'ятник чекістам біля станції метро "Либідська". Його мали просто демонтувати та зберегти для музею. Проте не так сталося, як гадалося...

7. Риштування біля ЦУМу

Новий ЦУМ. (Фото: “Наш Киев”)

Від цієї втрати кияни були в захваті: нарешті будівельні роботи завершились і оновлений головний універмаг міста запрацював. Особливо сучасним виглядає атріум з ескалаторами. Наразі у магазині тривають акції на честь нещодавнього відкриття. Проте багато є й нарікань: ціни у новому ЦУМі космічні.

8. МАФи у переходах біля метро

Parasolka біля метро “Контрактова площа” до знесення.

І не лише коло нього. Причин багато: вони заважають людям ходити, часто не відповідають санітарно-гігієнічним нормам або просто встановлені за сумнівними договорами, незаконність яких визнається через суд.

Щоправда, деякі з них навіть дуже милі. Наприклад, Parasolka на Контрактовій. Її розламали вщент.

9. Ринок у колі на “Героїв Дніпра”

Проект ТРЦ на станції метро “Героїв Дніпра”. (Фото: urbanexperts.co)

І тут не обійшлося без протестів населення, адже людям попередньо не пояснили, що саме відбувається, годуючи байками про реконструкцію. Ситуація загострилася, коли платформа на станції метро тріснула.

Будівельники швидко спорудили зелені огорожі, повісили табличку про ремонтні роботи і почали будувати новий ТРЦ там, де раніше були стихійний ринок, кілька МАФів та магазинів одягу і косметики.

Наразі не працюють два виходи з метро, що для жвавого перехрестя і кінцевої зупинки лінії зовсім незручно. До того ж не схоже, що ТРЦ здадуть в експлуатацію наприкінці 2016 року, як забудовники обіцяли раніше.

10. Старовинний Андріївський узвіз

Нова будівля Театру на Подолі. (Фото: Ярослав Ємельяненко, Facebook)

Ажіотаж навколо нової будівлі Театру на Подолі триває. Двері театру мають відкритись для глядачів лише навесні, проте вже зараз кияни розділились на тих, хто вважає будівлю шедевром сучасного мистецтва, і тих, хто зрадів би подібній будівлі деінде, але не на старому Подолі.

Власні сторінки театру у соціальних мережах, численні фотожаби, нові і нові прізвиська будівлі, яку спроектував харківський архітектор Олег Дроздов, на кшталт "саркофагу", "чорного квадрату" і "крематорію" ширяться інтернетом. Навіть якщо не чіпати естетичний бік питання, активісти виявили порушення законів у процедурі затвердження проекту.

До речі, на станції метро "Героїв Дніпра" знову активізувалося скандальне будівництво.

Город 18.03.2016
Об архитектурных проектах Авраама (Абы) Милецкого

Вторая половина ХХ века — это наследие Авраама Милецкого. Его объекты несправедливо не отнесены до сих пор к памятникам архитектуры, хотя, безусловно, являются памятниками архитектуры своей эпохи.


Крематорий на Байковой горе, Киев. Архитектор — А. Милецкий, концепция, дизайн, архитектурная пластика — А. Рыбачук, В. Мельниченко, геометрическое конструирование зала прощания — А. Подгорный

Самый, пожалуй, интересный скульптурный памятник Киева до сих пор запечатан бетоном по распоряжению члена Политбюро, первого секретаря украинской компартии В. Щербицкого весной 1982 года.

Памятник сделан в форме стены длиной 214 метров и высотой от 4 до 14 метров, вдоль которой проходят погребальные процессии. Сама стена представляет собой ленту последовательно разворачивающихся сцен из мировой истории и мифологии — от мифа о Прометее до Второй мировой войны и послевоенного восстановления. Стена находится в парке Памяти, логический эпицентр которого представляет выдающийся памятник советского и мирового неомодернизма — крематорий в форме раскрывающихся лепестков или порталов, ведущих в преисподнюю. Крематорий, как считается, построен по проекту архитектора Авраама (Абы) Милецкого, соавтора знаменитой гостиницы «Салют» и Аллеи Славы в Киеве.


Отель «Салют», Киев. Архитекторы: А. Милецкий, Н.И. Логоцкая, В.Г. Шевченко, 1982–1984 годы

Милецкий участвовал в нескольких ярких проектах в Киеве в соавторстве с художниками-монументалистами, творческим тандемом Ады Рыбачук и Владимира Мельниченко. Один из них — Дворец пионеров, экспрессивные мозаики которого созданы Адой и Владимиром. Но по признанию всех посвященных в историю, Стена Памяти на Байковой горе, над которой художники работали почти 14 лет, — самый неординарный, вненормативный и сильный из всех, что существовали и существуют в Киеве, а возможно, и на территории бывшего СССР. Писатель Максим Кантор, например, называет эту Стену Памяти — советской Sagrada Familia, частью «общего дела». Впечатляют даже плохого качества фотографии и эскизы проекта, а когда погружаешься в историю создания глубже, поневоле проникаешься энергией поистине монументального замысла.


Стена Памяти, 1990-е годы

Проект стены предусматривает шествие по периметру смерти, в ходе которого, наподобие слайдов, сменяются картины архетипических образов. Образы сменяются один за другим, но не в линейной последовательности, а в логике сакрального мифа. В начале путешествия вдоль стены — Женщина-хранительница, Женщина-дождь. Она являет собой послание сверху вниз, из «небесного» в «юдоль земную» — как покров, состоящий из струящихся, освящающих страдание и наполняющих смыслом слез. В ходе прохождения стены участник погребения призван был пройти психотерапевтические стадии проживания горя. Его личное горе с помощью экспрессивных пластических и визуальных образов трансформируется в алхимии творчества, становится безличным. Эсхатологические мировые смыслы: Икар и Прометей, Весна, Радуга, Цветущий сад, Любовь, Творчество, Материнство, Знание, Человек и Зверь, Подвиг — все они как бы «размагничивали» смысл индивидуального, личного страдания участника похоронной процессии, примиряли и умиротворяли его с реальностью. Личное — стиралось, рассеивалось, переплавлялось благодаря символическим агрегаторам коллективного горя, страдания, борьбы и боли… К концу пути оставался лишь очищенный коллективный опыт смерти. Ощущение собственной потери вытеснялось переживанием общечеловеческих смыслов. Страсть и ярость, вложенные художниками в стену, действовали подобно очищающему огню. По мере передвижения вдоль стены чувства зрителя, словно керамическое изделие, подвергались последовательному «обжигу» в неких трансперсональных «печах», чтобы к пределу прийти высохшим от слез, одухотворенным, укрепленным и внутренне прочным. Мы символически сгораем в огне печей Бабьего Яра, Майданека и Аушвица именно для того, чтобы приобрести мудрость и сострадание. И здесь, в финале путешествия вдоль стены, нас ждет фигура парящего человека с распростертыми руками, напоминающего очертаниями крест или крылья. Эта фигура знаменовала торжество Жизни, вопреки, а возможно, и благодаря Смерти. В названии «Стена Памяти» речь не об индивидуальной капле памяти, а об океане памяти человечества.


Парк Памяти на Байковой горе, вид сверху

Разглядывая сохранившиеся документы, планы и съемки стены, я вижу в этом извилистом пути своего рода лабиринт. Вместе с живыми этот лабиринт проходят и умершие. Но живые сопровождают тело покойного, их чувства проходят испытание и преображаются под магнетическим влиянием символов стены. А для умершего этот лабиринт имеет характер подлинной неотвратимости финала. В конце пути, в ядре лабиринта его ожидает огонь, который превратит его тело в пепел и полностью освободит от физической, несовершенной составляющей. В итоге умершему суждено стать чистой абстракцией воспоминаний.

В древних культурах умершему полагалась инструкция, так называемая Книга мертвых. Этот сложный FAQ, как нить Ариадны, помогает покойному пройти посмертный лабиринт, последовательность испытаний, квестов и судебных процедур. В советском обществе 80-х годов прошлого века явно ощущался недостаток подобной инструкции для умерших, поскольку советская империя, при всех ее притязаниях на расширение ареала влияния, упорно отказывалась распространять свои владения за границы существования белковых тел. Возможно, это стало и роковой ошибкой СССР. Транслировалась идея рая на земле, ожидания скорой эпохи благополучия и бессмертия. Хотя по факту более успешным оказался проект земного ада в «Архипелаге Гулаг». Но если бы был внедрен советский коммунистический рай для героев и образцовых коммунистов в загробном существовании, если бы была продумана идея Чистилища в ожидании Страшного Революционного Суда или семи кругов Ада — от троцкистов до мелких буржуев, то империя, возможно, не была такой косной и смогла бы успешно адаптироваться в эпоху социальных сетей. В этом смысле стену можно рассматривать как удвоенный лабиринт — и для живых, и для мертвых одновременно. Но мертвые проходят его в последний раз перед тем, как их бренное тело в огне превратится в ветер и дым, а живые проходят его снова и снова, провожая своих близких в небытие. Для живых этот переход — очищающий и освобождающий, но всегда как бы частичный, неокончательный. Полным и исчерпывающим он является только для умершего.


Сохранившееся изображение фрагмента Стены Памяти

Давайте вспомним, в каких условиях и обстоятельствах проектировалась стена. На излете советской эпохи, в эстафете умирающих один за другим вождей империи. Ада Рыбачук и Владимир Мельниченко, глубоко погруженные в украинскую народную сакральную эсхатологию, пытались «спрятать» от цензуры сознательного и от цензуры партийной острие своего послания. Подобно тому, как бессознательное прячет слишком травмирующие и конфликтующие смыслы от надзора супер-эго, выдавая их в виде символов, снов и оговорок. В этом смысле КПСС, чья «ведущая и направляющая сила» была закреплена законодательно, представляет собой не что иное, как «супер-эго», диктующее, предписывающее, директивное. И надо отметить, что это «супер-эго» в некотором смысле слепо, поскольку способно наблюдать и выслеживать лишь искажения, отклонения от самого себя. «Супер-эго» способно наблюдать лишь неисполнение своих команд, несоответствие своим ожиданиям, отклонение от лекал. Оно не способно наблюдать. Оно — реальность бессознательного. Тем не менее стена создавала слишком интенсивное силовое поле, грандиозные вибрации и слишком заметно сотрясала основы, чтобы пройти беспрепятственно цензуру, чтобы сохраниться. Рельефы стены выламывались из служебных и узких рельс, по которым могло бы безнаказанно кататься дозволенное. Закономерно, что киевские партайгеноссе на «подозрительные» смыслы стены обратили внимание не сами и не сразу. Другие творцы включились в долгую игру против стены, а основную роль в запечатывании сыграли два призрачных персонажа: страх и зависть. Страх местных партийных функционеров перед Москвой, пожалуй, уступал страху коллег по цеху, впечатленных проектом стены. Будь эта стена открыта взгляду, иерархия украинских художников выглядела бы сейчас совсем иначе, а она сама бы, несомненно, выполняла бы роль одного из центров эстетического паломничества. Невозможно отрицать, что ценность многих архитектурных уголков становится видна лишь благодаря взгляду Другого. Чужестранцы, путешественники и гости открывают глаза, в себе не замечающие даже бревна, не говоря уже о красоте.

Триумф, несомненно, ждал стену. И пока еще продолжает ждать.


Нынешнее состояние парка Памяти

По некоторым источникам, именно на строительстве парка Памяти, включая стену и сам крематорий, возникло непреодолимое творческое напряжение между Авраамом Милецким, с одной стороны, и Адой Рыбачук с Владимиром Мельниченко — с другой. Конфликт был неизбежен в любом случае, поскольку подходы были слишком различны, несмотря на все сходство. Все работы Абы Милецкого очень функциональны, элегантны и лаконичны. В них нет ощущения лишнего, они всегда оставляют легкий привкус «недосказанности», словно бы о самом важном зритель должен догадаться сам, созерцая объект. Милецкий оставляет намеки, «закладки», подсказки — будто след из хлебных крошек. Он формирует пространство как архитектурный поэт апофатического толка — говоря о неважном, о случайном, он указывает на нечто весьма существенное. А существенным же в его работах обычно является футуристическое, фантастическое. Практически все его работы несут на себе это послание присутствия невероятного и недостижимого, выраженного через намеренное молчание. Одной складкой, одним рядом ритмически повторяемых парапетов он формирует притяжение инобытия… и тут же — тишина. Авраам Милецкий — создатель мерцающе легкой архитектуры послевкусия. Он внес огромный вклад в то, чтобы Киев воспринимался именно таким, какой он есть.


Поликлиника Союза писателей УССР. Архитекторы: А. Милецкий, В.Г. Шевченко, конец 1980-х

Но Ада Рыбачук и Владимир Мельниченко сделаны совсем из другого вещества. Их произведения сродни мучительному роденовскому присутствию в мире, изнуряющему, исступленному и страстному. Таким был и их замысел стены. Сама ужасно трудоемкая и мучительная работа в течение семи лет небольшим коллективом над изготовлением стены пропитывала каждый ее сантиметр настроением борьбы и тяжкого труда. Стена хтонична, ей присуща определенная мрачная сила, мощная обжигающая экспрессия, исходящая из глубин. Эту объемную выразительность подчеркивал плоский бассейн — скованное в бетон озеро, собранное из местного источника, над которым создатели перебросили мост-пандус к залу прощания. Если гроб с телом покойного — это символическая, превращенная ладья, то смысл ритуала очевиден. Поверхность воды тянулась вдоль стены, удваивая ее в отражении. Поэтому стен в каком-то смысле должно было быть две — стена отраженная (призрачная) и стена земная (присутствующая). Сама стена была стеной бесповоротного Прощания, последовательно и ступенчато вырываемого из скорбящих плакальщиков, фрагмент за фрагментом, эпизод за эпизодом. Отражение в глади озера поглощало земную боль и земные чувства, делая их все более зыбкими и текучими. Огонь, боль и страсть рельефов контрастировали с беспечальным и целомудренным отражением в воде. Боль, отразившись, притуплялась. Шаг за шагом, живые, полумертвые от смерти близкого, вновь возвращались к жизни.


«Стена Памяти», иллюстрация из книги

Каждый элемент, каждый изгиб, подъем и спуск последнего пути, дороги вдоль стены был проложен, прочувствован, выложен Адой и Владимиром очень лично, синхронно с магнитными полями, по которым ориентируется сердце. Все это решалось прямо и непосредственно на месте каждый день в течение 7 лет. Они оставили в этих рельефах и формах свою душу. Поэтому решение о запечатывании рельефов стены бетоном в определенном смысле похоронило их как художников. Они навсегда остались там, в этом парке Памяти, растворившись в резервуаре отраженной коллективной памяти. Они оба чувствовали неразделимую кровную связь со стеной. Поэтому, если вы будете прогуливаться здесь, вам вполне могут померещиться эти две тени на краю омута памяти.

Документальный фильм «Стена», режиссер — Израиль Гольдштейн, 1988 г.

«Когда уничтожали наши рельефы, — вспоминала впоследствии Ада Рыбачук, — я лет десять не ощущала цвет, мир для меня стал черно-белый». Ада Рыбачук умерла в 2010 году. Владимир продолжает работать.

За три месяца на почти готовый горельеф было вылито 300 машин цементного раствора. Погребение поручили тем же рабочим, которые помогали художникам строить стену.

Говорят, что именно знаменитый Аба Милецкий, рассорившись с художниками, сыграл основную роль, жалуясь и лично клевеща на них в кабинетах партийных чиновников. Что неудивительно в каком-то смысле. Функциональность превыше всего. Апофатический путь познания истины включает, например, перечисление всей мыслимой и немыслимой лжи ради того, чтобы очертить невыговариваемую истину. Не менее правдоподобной выглядит и версия о том, что первый секретарь ЦК КП УССР Владимир Щербицкий, лично осмотрев изваяние, констатировал неславянские (!) носы у фигур.

Вокруг стены был сад из специально отобранных яблонь и рябин. По замыслу Ады и Владимира, в саду должны были петь птицы, но деревья должны быть острижены, чтобы не давать тень. Тень могли отбрасывать лишь участники ритуала — но и то лишь собственную. Сад не должен был иметь укромных уголков под тенистыми ветвями, ветер и солнце должны были пронзать его насквозь.

Исследуя предыдущие проекты Ады Рыбачук и Владимира Мельниченко, можно сделать вывод, что стена зрела в их творчестве годами, если не десятилетиями. И Бабий Яр, кровоточащий в сердце каждого киевлянина, сыграл в этом не последнюю роль. О чем ясно свидетельствует проект, представленный художниками на конкурс памятника погибшим в Бабьем Яру, состоявшийся в 1965 году, за три года до начала стены. Тогда представленный Адой и Владимиром проект «Когда рушится мир. Бабий Яр» был признан комиссией экспертов одним из лучших, но так и не был реализован, конкурс был свернут, проект закрыт. Однако мысль не умерла. Идеи катастрофы народа, осознание невыразимого ужаса, необратимости и очищающего огня смерти послужили внутренней и творческой платформой для стены. Стена в каком-то смысле соединила Бабий Яр и Байковую гору, несмотря на то что эти районы находятся на противоположных полюсах Киева.


Фрагмент проекта мемориала жертвам Бабьего Яра, 1965 г., А. Рыбачук, В. Мельниченко

А мемориал в Бабьем Яре так и не был возведен. Впоследствии в результате многочисленных компромиссов и отступлений были воздвигнуты фрагментированные знаки — отдельно жертвам Холокоста, отдельно — жертвам Куреневской трагедии, отдельно — националистам-мельниковцам, отдельно — военнопленным и советским гражданам. Память о Бабьем Яре монументально расщеплена на несводимые, несращиваемые исторические пласты. Но Стена Памяти на Байковой горе всеприемлюща и абстрактна, лишена привязки к генетической и идеологической обусловленности. Смерть уравнивает всех. И для того, чтобы выравнивание стало необратимым, сама Стена Памяти была запечатана в бетон, выровнена в безликую, лишенную чего бы то ни было форму. Искусство, призванное выразить и исцелить страдание умирания, было погребено.

И это, нельзя не признать, восхитительная шутка бесчувственной судьбы. 

Источник: Oleg Shmyrin

Город 28.01.2016
10 самых трогательных памятников жертвам Холокоста

Туфли на набережной, бетонные блоки, менора из проволоки и стеклянные трубы — в память о погибших евреях.

Сегодня в Израиле живет 6 миллионов евреев — и столько же (а, скорее всего, еще больше) европейцев с еврейскими корнями было уничтожено в годы Холокоста. События тех лет стали трагедией не только для иудейской общины, но и для всего мира в целом. В память о погибших созданы сотни фильмов, книг, памятников, выставок, инсталляций, которые напоминают о кровавом безумии, которое никогда не должно повториться.

Редакция JewsihNews.com.ua составила подборку 10 монументов жертвам Холокоста, от которых щемит в груди.

Рука в Майами (США)

Авторство этой мемориальной композиции принадлежит Кеннету Трейстеру. Проект вызвал волну критики — считалось, что огромная рука будет смотреться «гротескно» и «грубо вмешается в городской пейзаж», но инициативная группа утверждала, что в этом и заключается вся суть проекта. Мемориал спасли.

В 1987-89 гг. по макету был отлит бронзовый памятник — устремленная к небу гигантская рука, по которой карабкаются сотни человеческих фигур. В основании монумента — розовый камень, который был привезен из Иерусалима специально для этой композиции. Открытие памятника состоялось 4 февраля 1990 года. Рядом с ним установлена мемориальная стена, на которой выбиты имена тысяч погибших.

Обувь на берегу (Будапешт, Венгрия)

Этот необычный памятник жертвам Холокоста расположен на берегу Дуная, в Пеште (одной из двух частей Будапешта). Вдоль набережной, в 300 метрах от Парламента, стоят 60 пар старомодной бронзовой обуви — мужской, женской, детской. Идея памятника возникла у Кена Тогая, а ее воплощением занялся скульптор Дьюла Пауэр.

Эти ботинки, боты и туфли напоминают о страшных событиях — в 1944–45 гг. венгерская нацистская партия «Скрещенные стрелы» проводила здесь массовые казни евреев. Их расстреливали прямо на берегу, а тела сбрасывали в воду. Перед казнью евреев заставляли разбуться — обувь стоила немалых денег, и ее запросто можно было продать на черном рынке. Приговоренных зачастую связывали по несколько человек — их ставили на самый край набережной, но пулю пускали только в одного. Обмякшее тело застреленного нарушало равновесие группы, все падали в воду и тонули.

Памятник погибшим евреям был установлен 16 апреля 2005 года.

Плиты, плиты (Берлин, Германия)

Идея «Мемориала памяти убитых евреев Европы» родилась у берлинской публицистки Лее Рош, а реализацией занимался скульптор-деконструктивист Питер Айзенман. Несмотря на весь аскетизм, мемориал поражает грандиозностью — на огромном поле рядами стоят 2 711 безликих серых блоков разной высоты, образуя неживой лес.

Строительство мемориала было начато в 2003 году после того, как были готовы блоки. С этими плитами из бетона связана неприятная история: в их производстве участвовал химический концерн Дегусса (предоставлял анти-граффити покрытие), а дочернее предприятие концерна — Дагеш — во времена Третьего рейха производило газ, которым в концлагерях травили евреев. Возведение монумента приостановили, но после обсуждений было принято решение продолжить начатое. Мемориал открылся в 2005 году.

Стул за 1000 евреев (Краков, Польша)

Памятник жертвам гетто в районе Подгорже в Кракове был открыт 8 декабря 2005 года. В скульптурную композицию вошли 33 железных стула высотой 1,4 метра на территории бывшего гетто и 37 стульев пониже высотой 1,2 метра — их установили по периметру этой площади и на трамвайных остановках.

Любой из ожидающих автобус может сесть на этот стул — точно так же, как любой в то жуткое время мог стать жертвой нацистов. Каждый стул — это память о 1000 евреях из краковского гетто.

Стеклянные столбы с дымом (Бостон, США)

Этот мемориал был спроектирован Стэнли Сайтовицем, а открытие необычного монумента состоялось в 1995 году. В память о шести миллионах погибших евреях было установлено шесть стеклянных труб, каждая из которых также символизирует шесть главных концентрационных лагерей — Майданек, Хелмно, Собибор, Треблинку, Белжец и Аушвиц-Биркенау.

На стекле башень выгравировано 6 миллионов лагерных номеров. Большинство евреев, попавших в лагеря смерти, не выжили — некоторые из них были захоронены в общих могилах, а некоторые сожжены в печах. Через стеклянные башни проходит «дым» — пар, который вырывается из металлических решеток у основания колонн, символизирует серый дым крематориев. 

Яма (Минск, Беларусь)

Это один из первых памятников, установленных жертвам Холокоста. Первая часть мемориала «Яма» — площадка, вручную выложенная камнями — была открыта в 1947 на месте, где в 1942-м нацисты расстреляли 5 000 евреев.

Вторая часть — скульптурная группа людей, которые спускаются по лестнице — была установлена в 2000 году. Худые бронзовые фигуры, составляющие композицию «Последний путь», будто стекают вдоль ступенек к яме, где их ждет смерть.
7. За колючей проволокой (Сан-Франциско, США)

Авторство и реализация этой мемориальной композиции, которая была установлена в 1984 году в Линкольн-Парке, принадлежит Джорджу Сегалу. Бетонные фигуры — одна у проволоки, куча тел поодаль — символизируют выживших и погибших жертв нацистской жестокости. На одного оставшегося в живых был десяток тех, кого смерть не пощадила.

Посетители парка могут заходить за проволоку и даже ложиться рядом с белыми фигурами.

Лес (Рига, Латвия)

В конце 1941-го года нацисты решили ликвидировать евреев рижского гетто. За две акции расстрелов (30 ноября и 8 декабря) в Румбульском лесу было уничтожено около 25 тысяч человек — как рижских евреев, так и тех, кто был депортирован сюда из Германии. Среди убитых было огромное количество детей. Через три года это место станет могилой для сотен еврейских мужчин из концлагеря «Кайзервальд».

Мемориал из камней и толстой металлической проволоки на площадке в форме звезды Давида был возведен по проекту архитектора Сергея Рыжа 29 ноября 2002 года. На камнях выбиты имена тех, кто был здесь расстрелян.

Пятеро мужчин и мальчик (Одесса, Украина)

Мемориал памяти погибшим евреям есть и в Одессе — по официальным данным за годы нацистской оккупации в Одесской области было уничтожено более 272 тыс. евреев. Сразу за мемориалом начинается Аллея праведников мира, а на другом ее конце расположен памятный знак — он стоит точно там, откуда начиналась депортация евреев в концлагеря, разбросанные по Восточной Европе.

Бронзовая скульптурная композиция — пять тощих мужчин и ребенок — была сделана по проекту Зураба Церетели и открылась 9 мая 2004 года.

Яд ва-Шем (Иерусалим, Израиль)

Яд ва-Шем — это музей Холокоста, в котором собраны уникальные артефакты того страшного времени. Там также находится несколько мемориалов в память об убитых нацистами евреях. Среди скульптурных композиций комплекса — дерево из фигур людей, забор из колючей проволоки в виде человеческих скелетов, и многие другие. 

Город 08.10.2014
Остались со сносом: украинские скульпторы выбирают худшие и лучшие киевские памятники

В этом году вопрос памятников стал в Украине как никогда актуальным. Ленины продолжают падать по всей стране, а вокруг монумента памяти Небесной сотни не утихают споры. Platfor.ma опросила самых талантливых молодых украинских скульпторов на тему того, какой памятник они бы с радостью снесли сами, а какой монумент изо всех сил защищали бы до последнего.

Жанна Кадырова


Работа Жанны Кадыровой

Первый вопрос очень сложный. Мне совершенно не нравится 70-80% всего, что было поставлено за период независимости Украины. Например, памятник Независимости на Майдане – при всем уважении к скульптору Кущу, это очень вторичная хрень. С фонтаном было однозначно лучше. А вот та часть, где стоял Ленин, должна была как-то измениться, но как-то менее эклектично. Эти казаки справа и слева от колонны – это, конечно, полный треш.

Арка Дружбы народов – моя любимая скульптура в Киеве. Кроме того, я считаю, что Ленинов ломали зря. И Родина-мать тоже классная.

Назар Билык


Работа Назара Билыка

Смущают скульптурные группы на Майдане. Зачем дублировать памятник Бородая основателям города – остается загадкой до сих пор. Не уживается все это барочное разнообразие на главной площади. Попытка совместить несовместимое провалилась, и было бы хорошо все поменять.

Смешно выглядит памятник Защитникам границы Отчизны всех поколений недалеко от Золотых ворот, который был торжественно открыт 2004-м году. Не нужно быть скульптором, чтобы понять: в данном случае нарушены пропорции монумента. Лошадь, на которой сидит бравый казак – скорее пони или собака, нежели резвый скакун. Но если присмотреться повнимательнее, то можно увидеть и еще одну нелепость: лошадь не оседлана и без стремян. А наездник на ней стоит. Денег в свое время не хватило на создание этого памятника, как и на защиту наших границ сегодня.

Кроме того, вопиющим считаю памятник Лобановскому, и перенос его на новое место особенно неудачен. Эта работа должна быть внутри комплекса стадиона «Динамо» и не вторгаться в существующий ансамбль.

А сохранять нам есть что. Хорошие памятники Хмельницкому и Щорсу, основателям Киева, Сковороде и множество других.

Анна Надуда


Работа Анны Надуды

Защищать всеми силами стоит Кия, Щека и Хорива с Лыбедью. Это важный для города монумент.

Я думаю, что пора что-то делать с Родиной-матерью. Она, конечно, уже стала одним из символов Киева, но, на мой взгляд, сложно уживается с нынешней реальностью. 

Степан Рябченко


Работа Степана Рябченко

С удовольствием я бы ничего не сносил. Я бы предложил реконструкцию Майдана Независимости. Сейчас он очень дробный и концептуально не складывается. Я думаю, было бы интересно создать на этом месте пространство, в котором будет соблюдаться его история, которая всегда балансировала между войной и миром. Для этого сквозь бетон войны должны прорасти трава и деревья, где горожане смогут отдыхать на природе и в то же время дискутировать на площади, это должно стать местом уединения и при этом местом диалога.

Родина-мать. Не думаю, что смогу объяснить это словами, мне она нравится по разным причинам, нравится потому что нравится, вот так. Это моя любимая скульптура.

Алексей Золотарев


Работа Алексея Золотарева

Обов’язково треба залишити Щорса – на мою думку, це один з кращих зразків кінного монументу. В Україні так точно.

Прибрати потрібно Арку Дружби народів – тому що це неактуально і некрасиво, та й дружби вже немає. Можна, в принципі, цю арку розмалювати, але краще в музей. І ще точно треба прибрати всі пам’ятники, присвячені так званим радянським героям, що в більшості є злочинцями. Пам’ятники катам типу чекістів і червоноармійців і тому подібної нечисті нам не потрібні. А Щорса треба залишити – він навіть не стільки реальний герой, скільки літературний, і якщо про це знати, то скульптура шикарна.

Александр Лидаговский


Работа Александра Лидаговского

Меня не привлекает ни одна из предложенных крайностей – ни разбить лоб о камень монумента, ни «погибнуть за металл». Меня больше заботят рамки местного дискурса, очерченного еще «ленинским планом монументальной пропаганды», благодаря которому на всем постсоветском пространстве скульптуру на улице воспринимают не иначе как «памятник». Меня же памятники интересуют мало. Даже на кладбище мне больше по душе ряды одинаковых пронумерованных камней или крестов, чем парад тщеславий и соревнование кошельков, характерные для наших реалий. Памятник в городе – пережиток прошлого и экстраполяция кладбища в городскую среду. Мне же ближе тема улицы, как территории искусства. Город-музей с искусством на улицах и площадях, а не город, превращенный в кладбищенский филиал.

Такий email не зареєстровано у системі
Введите свой электронный адрес, на который мы отправим вам новый пароль.
Поле не должно быть пустым и содержать кириллицу
Спасибо!

Ваше сообщение принято.

Сожалеем :(

Во время обработки что-то пошло не так.

Bы можете отправить сообщение на электронный адрес betatest@nashkiev.com