Советы 08.12.2016

Большие города: истории Лондона, Парижа, Нью-Йорка, Барселоны и Стамбула

Большие города, маленькие люди и увлекательные истории в нашем книжном обзоре.

“Лондон. Биография” Питер Акройд

О ком бы ни писал главный биограф британской литературы Питер Акройд, он всегда пишет о Лондоне. В конце концов писатель отбросил условности и посвятил книгу целиком любимому городу.

В научно-исторической работе “Лондон. Биография” Акройд изобразил Лондон как живой организм, с драматическим прошлым и противоречивой современной жизнью. Писатель заглянул в каждый уголок и переулок, рассказал, как город рос, развивался, как страдал от пожаров и эпидемий. Изобразил в подробностях быт людей в дворцах и трущобах, отдельное внимание уделив людям, ставшим визитной карточкой Лондона.

Цитата: “Лондон всегда был уродливым городом. Это черта его естества. Его постоянно перестраивали, рушили, калечили — это свойство его истории. В этом городе никогда не соблюдалась древняя заповедь: “Проклят будь тот, кто сдвинет старые межевые знаки”. На протяжении столетий лондонских градостроителей отличала беспечность, с какой они разрушали городское прошлое”.

“Нью-Йорк” Эдвард Резерфорд

Британский писатель Эдвард Резерфорд выработал свой стиль повествования. Он рассказывает о городах через призму человеческих отношений и судьбы конкретных семей.

Описывая приключения целых поколений эмигрантов из Голландии, Италии и Германии, индейцев и евреев, автор увлекательно и достаточно подробно рассказывает о таких важных исторических событиях, как дело Зенгера, Бостонское чаепитие, Американская революция, Гражданская война и так далее, охватывая период от XVII и до XХI века включительно.

Цитата: “Нью-Йорк всегда был местом для людей, желавших большего. За большим приезжали все: и нищие иммигранты, и зажиточные купцы. В тяжелую пору они прибывали сюда, чтобы выжить; в хорошие времена — преуспеть, в период расцвета — разбогатеть. По-крупному. И быстро”.

“Стамбул. Город воспоминаний” Орхан Памук

Орхан Памук обожает Стамбул, и это чувствуется в каждой букве романа о городе, в котором он прожил более 50 лет. В книге личные воспоминания перемешаны с историческими событиями и фактами, и все это приправлено магией талантливого рассказчика и философа.

Здесь много детства, утраченного рая, узких улочек, османских вилл и каналов, художников, журналистов, историков и других безумцев, которые описывали изменения Стамбула в разные его времена. Эта книга — шанс виртуально посетить турецкую столицу, не выходя из собственного дома.

Цитата: “Каждый раз, когда я начинаю рассказывать о красоте Стамбула, Босфора и его темных улиц, некий внутренний голос говорит мне: ты, подобно писателям предыдущих поколений, преувеличиваешь красоту своего города, чтобы скрыть от самого себя изъяны собственной жизни. Если город представляется нам красивым и необыкновенным, значит, и наша жизнь такова”.

“Тень ветра” Карлос Луис Сафон

В центре трилогии Карлоса Луиса Сафона о потерянном кладбище книг — Барселона. Именно по этому городу бродит главный герой в поисках ответов, здесь он встречает незнакомцев, влюбляется в прекрасных женщин, блуждает по лабиринтам прошлого. Сафон создает особую, неповторимую атмосферу мрачной и загадочной Барселоны, которая уже превратилась в миф.

Роман “Тень ветра” перевели на 45 языков мира, именно он принес славу испанском автору. Более того, критики называют автора новым Умберто Эко.

Цитата: “Барселона – колдунья, понимаете, Даниель? Она проникает тебе под кожу и завладевает твоей душой, а ты этого даже не замечаешь”.

“Парижская жена” Пола Маклен

Американская писательница Пола Маклейн рассказала историю Парижа, о котором мы мечтаем и каким он был в лучшие времена. История города здесь прячется в истории отношений Эрнеста Хемингуэя и его первой жены Хэдли Ричардсон.

На дворе эпоха джаза, всемирно известная тусовка писателей и художников, сплетни и интриги. Времена самого начала писательской карьеры Хэма и его счастливых супружеских лет.

Цитата: “Бродить по красивейшим улицам Парижа — все равно что находиться перед постоянно раздвинутыми занавесями сюрреалистического цирка, блеском и причудливостью которого можно любоваться в любое время”.

За помощь в подготовке обзора благодарим интернет-магазин Yakaboo.

Читайте также нашу подборку “Город тайн: книги о киевских, львовских и харьковских секретах

Вы должны это прочесть
Город 23.11.2016
Путь ангелов: в Киеве появятся скульптуры-проводники по лучшим местам города

Скоро в Киеве появится свыше 20 скульптур белых ангелов с посланиями Украине от разных стран мира. Планируется, что вместе они составят туристический маршрут по столице, а также будут оберегать наш город. 

Организатором проекта “Янголи націй, з вірою в Україну!” выступил “Фонд Игнаса Юркониса”. Инициативу поддержали посольства разных стран и КГГА. Презентация проекта состоялась 22 ноября в помещении посольства Литвы.

В рамках проекта в основных туристических местах Киева установят свыше 20 скульптур белых ангелов высотой 1,3 метра. Рядом с каждым поместят табличку с посланием Украине от дружественной страны.

Вместе ангелы составят туристический маршрут “Путь ангелов”. Скульптуры будут рассказывать легенды о том, почему они появились именно в этом месте, что находится рядом и что они символизируют.

Автор скульптур - украинский художник и скульптор, член Национального союза художников Украины Вячеслав Дидковский. С выбором локаций помог известный киевский активист, урбанист и автор проекта “Интересный Киев” Арсений Финберг. Сейчас они проходят процедуру согласования с КГГА и посольствами.

“Очень важный вопрос, что мы оставляем после себя. Это то, что остается в нашей памяти, памяти наших семей и детей. Это нечто бесценное. Это труд, это любовь и это те усилия, которые мы вкладываем в данный проект… Мы решили, что он должен быть туристическим. Это будет проект, который красиво принимает гостей со всего мира и показывает то, чем город должен гордиться”, - комментирует Игнас Юрконис.

Планируется, что в будущем художники из разных стран украсят скульптуры национальными орнаментами

Участие в проекте уже подтвердили пять государств. 

Вы должны это прочесть
Места 29.08.2016

Парк Шевченко. Очерк

Никита Григоров — талантливый публицист, который к своему 21 году уже очень многое успел. Никита издал прозаические книги «Черно-белый контракт» и «Эскизы к жизни самородка», опубликовал подборку рассказов в антологии молодой украинской прозы "12", выступил в качестве организатора на Киевском Арсенале, гостил по приглашению в резиденции для творческой молодёжи режиссёра Кшиштофа Занусси. Сейчас готовится к печати 800-страничная антология писателей Донбасса "Порода", в которой парень выступил в качестве составителя. Занимался переводами поэзии Йейтса, Толкиена и Попадьяка.


Фото: vsevklucheno.in.ua

В парк лучше приходить сентябрьским утром, часов в семь – в это время тишина и прозрачность воздуха замечательные. Солнечные лучи падают косо с бирюзового отвесного неба, расцвечивают пёстрые осенние листья золотым блеском. Машин не то чтобы мало – всё-таки одна из центральных столичных улиц – но меньше, чем принято. Тарас Григорьевич задумчиво смотрит на красный университетский корпус, парковый фонтан так же задумчиво журчит – перешёптывается с птицами.

В парке почти никого нет в такое раннее время. Продавцы панини и бургеров, содержатели кофейных мафов, бабушки с вафлями, малиной и жареными семечками только готовятся к первым покупателям; официанты за прозрачными широкими стёклами ресторанов по улице Льва Толстого делают уборку перед открытием.

Раньше в парке стояли классические деревянные лавки, расписанные в стиле примитивного искусства, теперь на их месте новые – дизайнерские, разных форм и размеров, из дерева, из железа, из камня… Главный минус дизайнерской креативности в том, что у большинства таких лавок не на что облокотиться – сидеть приходится прямо или вогнувшись внутрь себя, и высоко запрокинув голову любоваться красно-жёлтыми ветками деревьев на голубом в белых пушистых пятнах небе.

К восьми часам через парк начинают идти студенты – ровным, непрерывным потоком от площади Льва Толстого, через дорогу, дружно вступают на парковую территорию – и здесь их пути разделяются – одни, по преимуществу девушки, сворачивают вправо, к жёлтому филологическому корпусу, другие идут прямо и наискосок – это будущие юристы и правоведы. Многие остаются в парке – разговаривают, пьют кофе и вино, слушают уличных музыкантов, целуются, читают…

Символично, что в парке, который носит имя Великого Кобзаря, собираются молодые украинские поэты, философы и литературоведы. Лавки прямо напротив жёлтого корпуса университета почти всегда заняты ими. Вообще, парк Шевченко можно с полным правом считать интеллектуальным сердцем страны – с двух сторон его окружают корпуса лучшего украинского ВУЗа, с третьей – один из главных государственных музеев – музей Ханенко, а с четвёртой располагаются большие книжные магазины – «Київський дім книги» и «Книгарня Є». В парке читаются талантливые стихи, провозглашаются новые идеи, проходят творческие акции и перфомансы. Но вся эта напряжённая культурная жизнь остаётся невидимой для обывателя – непосвящённый человек в первую очередь ассоциирует парк Шевченко с воскресными семейными прогулками, с кулинарными и hand-made ярмарками, с любительскими концертами на маленькой деревянной сцене возле фонтана…

И мало кто обращает внимание на небольшие, перевёрнутым треугольником, прозрачные ящики для бук-кроссинга – их в парке два, и ещё один в форме уютной лесной хижины стоит рядом с кофейней-автобусом, в которой продаются детские книги. Иногда к ящикам подходит какой-нибудь интеллигентного вида пожилой мужчина, достаёт из кошёлки несколько потрёпанных книг, кладёт внутрь – и стоит ему отойти в сторону на каких-нибудь двести метров, уже бегут к ящику бородач-аспирант в полосатой длинной рубашке и шлёпанцах, поэт в ярких малиновых штанах и шляпе, ассистент кафедры в разодранных старых джинсах – посмотреть, не ли чего высокохудожественного?

Я так однажды бунинские «Тёмные аллеи» нашёл…

Вы должны это прочесть
Места 26.08.2016

Киевский крематорий. Очерк

Никита Григоров — талантливый публицист, который к своему 21 году уже очень многое успел. Никита издал прозаические книги «Черно-белый контракт» и «Эскизы к жизни самородка», опубликовал подборку рассказов в антологии молодой украинской прозы "12", выступил в качестве организатора на Киевском Арсенале, гостил по приглашению в резиденции для творческой молодёжи режиссёра Кшиштофа Занусси. Сейчас готовится к печати 800-страничная антология писателей Донбасса "Порода", в которой парень выступил в качестве составителя. Занимался переводами поэзии Йейтса, Толкиена и Попадьяка.


Фото: roman-grabezhov.livejournal.com

Вечерами на асфальтированную площадку перед киевским колумбарием приходят молодые женщины. Катят разноцветные коляски, ласково шепчут малышам главное, обсуждают друг с другом какие-нибудь пустяки, любуются густым, насыщенным закатом. За тёмно-зелёными от летней травы и деревьев холмами, за куполом деревянной часовни, за футуристическим, низким, разломанным на две причудливые части, крематорием небо по вечерам тяжёлое, синее и серое, с мутной золотой полоской горизонта. Вдалеке видно два или три высотных дома — и больше ничего человеческого: холмы, редкие деревья и большое молчащее небо в розоватых, сонно подрагивающих облаках.

Робкие пары, ещё подростки, тоже прогуливаются рядом с колумбарием. Хотя метро не так далеко, и до Крещатика ехать минут десять, идти нужно через Байковое кладбище и родители не отпускают в город так поздно, пока ещё в силах не отпустить. Дети тоже играют здесь — бегают, смеются, ездят на больших пластмассовых машинах вокруг площадки, к маленькому грязному магазинчику — и обратно.

К колумбарию выходят две улицы частного сектора с дряхлыми, растрескавшимися, заросшими сорняком, мутнооконными домами. Людей живёт много, это по преимуществу городские бедняки и приезжая лимита, некоторые дома снимают беженцы. Пока дети играют на свежем воздухе, взрослые теснятся вокруг пластмассовых столиков слева от магазина, курят, пьют дешёвое пиво и разговаривают «за жизнь». А когда совсем темнеет и местные расходятся по домам, когда кладбищенский сторож зажигает тусклую лампочку в своей хибаре и выпускает на ночь двух собак — жёлтую с чёрным широким оскалом и чёрную с большим фиолетовым языком, — и над крематорием, над домами расстилается мертвецкая звёздная тишина, — блеснут вдруг на широкой улице, отороченной красным забором, фары, машина, ещё различимая в темноте, проедет мимо магазинчика и колумбария, остановится под пышной развесистой вербой, на конце второй улицы, в тупике, и двое, уставшие от закольцованной каждодневной жизни, от работы и заботы, от обязанностей и долгов будут полночи слушать шорохи, шепоты, будут считать звёзды и лепить друг друга из плотной ночной немоты…

Утром, ближе к полудню, к колумбарию начинают съезжаться, сходиться люди — все обочины дороги уставлены машинами. У многих в руках цветы — две гвоздики или белые розы. У женщин на головах повязаны чёрные тяжёлые платки. Почти никто не плачет — сбились в маленькие группки и тихо о чём-то разговаривают. Прощание проходит в зале, напоминающем почему-то католический костёл — по стенам стоят венки из искусственных и живых цветов, впереди — подобие алтаря, пышно и мрачно убранное цветами и лентами. Священник правит службу густо, монотонно и выверено.

Ближе к вечеру он, устало опершись о пластмассовый столик возле магазина, обедает и смотрит, как мужики рубят мелкие деревья — запасаются на зиму, на растопку дровяных печей. Первые мамочки выкатывают «в люди» разноцветные коляски, мальчишки заводят игру в латки, становится свежо и вкусно дышать.

Сгущается вечер…  

Вы должны это прочесть
Люди 08.08.2016

Говорит Киев

Люди вокруг говорят разные вещи, странные вещи, удивительные вещи. Мы подслушиваем, записываем и делимся.

Две девушки с пакетами возле супермаркета:
- Знов якесь гамно, а не передбачення. Я оце недавно в Мукачево поїхала і там мені вперше в "Сільпо" шось нормальне попалось. Було "усі ваші мрії здійсняться". А не оце гамно шо тут весь час "дихайте свіжим повітрям і йдіть в сраку", а "усі ваші мрії здійсняться". Оце кльово.
- Ага.

Такси:
- Дадите сдачу с 500?
- Да.
- Хорошо, спасибо.
- Люди совсем обесценили слово «спасибо» и используют его без необходимости.
Тревожное молчание.

Два парня на лавочке разбираются с колонкой. Начинает играть специфическая музыка:
- И шо это ты за национальные еврейские мотивы включил?
- А шо кипа зачесалась?

В кафе, девушка парню:
- Вот ты из Симферополя, у тебя образ такого морячка...
- Севастополь - это море. А я вообще из Харькова.

Парень с девушкой на кассе продуктового:
- Умничает он тут, с Бали прилетел. Какое там море?
- Там океан.
- Балийский?

Две девушки идут по улице, болтают:
- А что вы вчера делали?
- Я стирала, а Дима порвал связку в колене.

В кофейню забегает ребёнок и кричит:
- А я белый, бе-бе-бе!

ПриватБанк, очередь в кассу (огромная). Маленькая девочка с мамой. Ребенку явно скучно и она начинает донимать родительницу:
- Мам, как называется твоя профессия?
В ответ молчание.
- Мама, как?
Молчание.
- Мам, ну как?
- Отстань. - шепчет мать.
- Мам, ну скажи. Ну как называется твоя профессия?
- Психолог. - отвечает мать после небольшой паузы.
Малышка осматривается по сторонам и громко говорит:
- Мама, зачем ты врешь?! Ты же администратор!
Всем в очереди становится неловко.

Девушки возле кофейни обсуждают несчастную любовь. Опытная подруга резюмирует:
- Слушай, ну зачем он тебе нужен? Он же просто хочет сложить тебя в копилочку своих побед.

В беседе с одной известной киевской дамой:
- Мы же люди скромные. У нас небольшая дача в селе… на Крите.

Вы должны это прочесть
Такий email не зареєстровано у системі
Введите свой электронный адрес, на который мы отправим вам новый пароль.
Поле не должно быть пустым и содержать кириллицу
Спасибо!

Ваше сообщение принято.

Сожалеем :(

Во время обработки что-то пошло не так.

Bы можете отправить сообщение на электронный адрес betatest@nashkiev.com