Люди 26.04.2016

Интервью с историком, членом комитета по нацбезопасности и обороне Сейма Литвы

Арвидас Анушаускас приехал в Украину с личной заинтересованностью в изучении, открытых в прошлом году документов украинского КГБ. Арвидас был тем самым человеком, который изучал подобные архивы в Литве. Мы поговорили с литовским гостем о Киеве, психотерапии общества, покаянии, декоммунизации и культуре как части нацбезопасности страны. 

О Киеве

В Киев я приезжаю часто, за последние два года был четыре раза, а в Арсенале первый раз был на инаугурации президента Порошенко, когда был наблюдателем на выборах. 

Когда приезжаю в Киев, я захожу на Бессарабский рынок пообщаться с продавцами. Специально беру такси, чтобы получить непосредственную информацию о городе. 

Киев – это огромный город, который практически невозможно сравнивать даже со всей Литвой вместе взятой. Но в этой невеликости и наше достояние – например, своих политиков мы можем легко встречать на улицах города, в магазинах и в общественном транспорте. Их можно легко остановить и задать любой насущный вопрос. То есть у нас политику можно практически пощупать руками, и потому не нужны пикеты и демонстрации, чтобы кого-то вызвать из своих зданий. У нас действительно на политику может влиять любая домохозяйка. 

Об открытии архивов КГБ

Я работаю с архивами 25 лет, открытие архивов – это не самоцель, это психотерапия общества. Гласность, открытость позволяет обществу посмотреть на себя со стороны. Информационных бомб при открытии было много. Мы их взрывали по очереди. Наш закон о люстрации предполагал возможность для бывших агентов открыть себя и, таким образом, признать преступную деятельность КГБ. 

В последние годы существования Советского Союза с КГБ в Литве сотрудничал около 6 тысяч человек, признались в этом 1589 человек. Среди них много ученых, священников разных конфессий - в Литве вербовали агентов и информаторов изо всех слоев общества. Интересно, что признались те, на которых у нас даже материалов не было. Они сделали полный отчет о своей деятельности, и мы их имена огласке не предавали, и им за сотрудничество ничего не было. Своеобразное покаяние. Совершив добровольный акт раскаяния, они понимали, что больше никогда не смогу участвовать в политике, так как в таком случае все факты о них будут преданы огласке. "Сознавшиеся НЕ будут подвергаться моральным, юридическим и другим преследованиям со стороны властей. фамилии, которые есть в списке секретных информаторов, никогда не должны быть официально обнародованы или подтверждены, если каким-то образом будут преданы огласки". В принятом в 1999 году закона есть исключение: если сотрудничавший с КГБ попробует заняться политической деятельностью или юридической практикой, его фамилия подлежит огласки.

О декоммунизации и гражданстве

Вопрос десоветицазации в Литве в какой-то момент застопорился по той причине, что многие радикально настроенные группы пытались расширить степень ответственности, назначая виновными всех, кто хоть как-то соприкасался с советской властью, вплоть до простого рабочего, что мог состоять в партии.

Хотелось бы предупредить Украину не совершать эту ошибку и все-таки сузить декоммунизацию до круга людей, что принимали решения. При этом, возможность добровольного признания должна оставаться всегда.

Вопрос с гражданством в Литве, Латвии и Эстонии был разным. Литовская нация была доминирующей в стране, к тому же Литва мало привлекательна для эмиграции россиян, в отличие от Латвии или Эстонии. Потому у нас было принято нулевое решение в 90-х годах – гражданство предоставили всем, кто в тот момент проживал в стране. Кроме, конечно, действующих военных. Латвия и Эстония, конечно, не могли пойти таким путем, потому что это бы перевернуло бы полностью их политическую систему. У нас этот нулевой вариант привел к полной интеграции бывших россиян в литовскую действительность. Некоторые вообще стали более яростными патриотами, чем сами литовцы. Главное, что в наших руках сейчас сосредоточена вся система образования и культуры, а последняя может быть гораздо серьезнее, чем весь Минобороны. Четыре года назад я писал стратегию для национальной безопасности страны, и культуру мы тоже определили в эту сферу – она вместе с просвещением составляет основу безопасности общества.

Приезд Арвидаса Анушаускаса был организован Литовским институтом культуры в рамках проекта "Литва-Украина. Культурное партнерство 2016". 23 апреля он был одним из участников дискуссии "Сохранение памяти об освободительной борьбе в Литве и Украине", которая проходила в Музее Гончара и вошла в программу фестиваля "Книжный Арсенал".

Такий email не зареєстровано у системі
Введите свой электронный адрес, на который мы отправим вам новый пароль.
Поле не должно быть пустым и содержать кириллицу
Спасибо!

Ваше сообщение принято.

Сожалеем :(

Во время обработки что-то пошло не так.

Bы можете отправить сообщение на электронный адрес betatest@nashkiev.com