Люди 24.07.2017

10 мыслей о Киеве: архитектор Антон Олейник

Специалист компании buro/architects, соавтор проекта реконструкции Контрактовой площади — о МАФах, застройке Рыбальского, реконструкции Украинского дома, театре на Подоле, промзонах и грустной конкурсной практике.

О МАФах на Контрактовой площади

На Контрактовую мафы не вернутся. Они были следствием политики бесхозяйственности, их снос ознаменовал возвращение города людям. Нашим проектом предусмотрен только один павильон рядом с местом, где сейчас останавливаются трамваи (зона хаба, пересадка автобус/трамвай/метро). Это транзитная зона, люди не будут в ней задерживаться.

В павильоне можно будет выпить кофе, пополнить счет, снять деньги в банкомате. Кроме того, он нужен, чтобы круглосуточно горел свет и кто-то наблюдал за пространством.

Об удобстве города

The Economist недавно провел масштабное исследование качества жизни. Из 150 анализируемых городов Киев занял 146-е место. За нами в рейтинге расположился Дамаск, где гражданская война длится вот уже шесть лет и периодически используют химическое оружие, а также африканские города. Киев пасет задних, потому что не приспособлен ни для велосипедистов, ни для малоподвижных групп населения. Но страшнее всего то, что столица — один из самых привлекательных городов в Украине. Другие еще хуже. 

О потенциале промзон

Застройка промышленных предприятий и территорий — главный потенциал развития Киева. Индустрия уже давно не главный сектор экономики. С развитием технологий такие большие площади никому не нужны. По моим ощущениям, промзона занимает 25% столицы. Unit City — это хороший пример. Хочу посмотреть, когда городок по-настоящему заживет, со всей внутренней инфраструктурой.

О развязке на Шулявке

С путепроводом на Шулявке у нас происходит какая-то страшная несправедливость. В конкурсе на реконструкцию побеждает проект, сделанный как будто в 1962 году. А инновационная трехуровневая развязка отстает. Всех призываю подписывать петицию на сайте Киевсовета

О конкурсной практике

Конкурсная практика у нас не реализовывается. Проект Контрактовой после победы на конкурсе лежал два года. План реконструкции Украинского дома — столько же. Призовые не заплачены, здание стоит, приносит убытки.

О реконструкции Украинского дома

Когда мы делали проект реконструкции, содержание Украинского дома стоило Киеву около 300 тысяч долларов. Город снял его с баланса, потому что не мог себе позволить такие траты. Сейчас здание содержит Администрация Президента.

Наш проект должен был превратить Украинский дом в международный культурный центр, "The Place where Ukraine meets Europe". Планировалось, что там будут резиденции художников, представительства посольств европейский стран, медиатека и библиотека с периодикой со всего мира. Проект победил на конкурсе, но так и остался проектом. 

О театре на Андреевском

Театр на Андреевском — лучшее, что случилось с Киевом за последние годы. Это единственный в стране современный хорошо оборудованный театр, куда можно пригласить зарубежные труппы.

Общественное возмущение — это не совсем архитектурная история. Проблема в том, что не было коммуникации. Когда открыли фасад, случился эффект взрыва. Ты всегда должен объяснять, что ты делаешь и зачем.

Я думаю, что наши люди готовы к изменениям. Нужно просто с ними говорить.

О Рыбальском острове

Раньше тут была песчаная коса, потом берега подняли, замостили и построили речной порт. Город развивался, и в какой-то момент появилась Набережно-Рыбальская улица. Это шесть полос непрерывного движения. Порт оказался отрезанным от воды и долгое время стоял без дела.

Здесь никогда не было вредных производств. Были склады, порт, предприятия машиностроения. Мы проводили анализы, они показали, что все хорошо. Сейчас происходит естественная ревитализация этой территории.

О хаотичной застройке

Средняя жилплощадь на человека в Киеве — 22 квадратных метра. В Европе этот показатель составляет более 40 квадратных метров. У Киева огромный потенциал роста, но нет никакого плана. Все происходит хаотично, объекты плохо связаны между собой. Застройщики знают, что в любом случае будут "плохими ребятами", поэтому строят по максимуму, чтобы быть хотя бы богатыми "плохими ребятами".

О проблемах с образованием

Позавчера говорил со знакомым, он работал преподавателем в одном из архитектурных вузов и у него была самая высокая зарплата на кафедре — три тысячи гривен. Проблематично быть преподавателем, не имея других источников дохода. Так или иначе это влияет на качество обучения.

Вторая проблема нашей системы образования — она устаревшая и абсолютно не интегрированная в мировой контекст. 

Как-то к нам на практику приехал голландец. У них невозможно получить диплом архитектора, если ты несколько лет не поработал в этой сфере. Сначала ты четыре-пять лет учишься, год или два стажируешься, потом возвращаешься и делаешь диплом. Ты выпускаешься вполне самостоятельным специалистом. У нас же после окончания вуза все начинается сначала.

Читайте также: "Евгений Клопотенко: "Детей в школах кормят по книгам 80-х годов".  

Такий email не зареєстровано у системі
Введите свой электронный адрес, на который мы отправим вам новый пароль.
Поле не должно быть пустым и содержать кириллицу
Спасибо!

Ваше сообщение принято.

Сожалеем :(

Во время обработки что-то пошло не так.

Bы можете отправить сообщение на электронный адрес betatest@nashkiev.com