Советы 22.07.2009

«Вас сносят, а вы не в курсе?»

То и дело в Киеве случаются различные «бытовые» катастрофы разной степени тяжести. Там газовый баллон взорвётся, тут трещины пойдут по стенам из-за неуклюжей стройки по-соседству. Каково живётся людям в таких домах и вспоминают ли о них городские власти спустя годы после аварий? «Наш Киев» наведался в одну из таких проблемных «точек» — дом по улице Красноткацкой, 16.

Напомним, что 24 сентября 2005 из-за взрыва бытового газа на Красноткацкой погиб один человек и пятеро были госпитализированы. Мощнейшей волной выбило окна в соседних домах, повредило перекрытия двадцати квартир. Сейчас о взрыве скоро уже четырехгодичной давности напоминают лишь железные опоры, установленные между четвертым и пятым подъездами да заколоченные окна.

Но большая часть дома  по-прежнему жилая, и далеко не все жители знают о том, что здание решено снести, а их — отселить. Именно такое решение принято Киевской горадминистацией в октябре 2008 года. Причина — неудовлетворительное санитарно-техническое состояние. По словам начальника ГУ по вопросам чрезвычайных ситуаций КГГА Виталия Пшеничного, проект переселения и строительства нового дома был направлен в управление коммунального имущества, ну а там возникли замечания, которые должны откорректировать в ГУ жилищного обеспечения. Планируется, что жителей дома временно переселят на Позняки, Троещину, ДВРЗ или в другие районы, по договоренности. Отселение должно проводиться за счет средств специального фонда горбюджета. После того как построят новый дом, люди якобы смогут в нем поселиться.

Все это обещается в «высоких кабинетах», а народ и не знает, что происходит. Живут себе, как раньше до взрыва. В 4-м подъезде прошлым летом даже сдавались квартиры, и на них находились желающие (в основном, студенты). Мы наведались в третий подъезд.

— У нас была комиссия и решила, что все условия пригодны для жилья. Живем мы тут лет пятнадцать, — говорит Татьяна Жук из 39-й квартиры.

— А про выселение знаете?

— Только по слухам ориентируемся, по новостям телевизионным. Местное руководство не оповещает: ни объявлений, ничего. Молчат.

— Если предложат переселиться, к примеру, на ДВРЗ, согласитесь?

— Нет, конечно! На ДВРЗ не согласимся,  – качает головой женщина.

К разговору подключается ее сосед Валерий Шавлак: 

— Еще в прошлом году у нас пробы брали, сверлили землю. Ясное дело, для чего – чтобы построить что-то. Ходили, фотографировали, составляли какие-то акты...

А в 35-й квартире о выселении вовсе ни сном, ни духом. Для пенсионерки Людмилы Хильченко и ее дочери Галины это родной район, знакомый от и до.

 

— Нас ни о чем не предупреждали ни ЖЭК, никто другой. Я год назад должна была на некоторое время уехать по работе из Киева, думала, может, за это время что-то произойдет с жильем, ходила, узнавала, но ничего не сказали, — говорит Галина.

— Вы помните то утро, когда произошел взрыв?

— Да, это случилось около 11 часов. Я бы не сказала, что звук взрыва был сильно громкий, но все-таки слышно... Все выбежали на улицу, стояли в оцепенении, смотрели на этот кошмар. И главное, никто не понимал, что случилось! Потом скорая приехала, спасатели, —  вспоминает Людмила Хильченко.

— Людей из разрушенных квартир расселяли в гостиницы, в «гостинки» на Нивках, и было много недовольных, —  продолжает Галина. –  Если лично нам предложат отселиться, то будем просить, чтобы в наш район устроили. Говорили что-то про улицу Алмаатинскую, но это на ДВРЗ, там же замусорено, грязно, далеко добираться. Мы хотим квартиру только возле метро.

Такий email не зареєстровано у системі
Введите свой электронный адрес, на который мы отправим вам новый пароль.
Поле не должно быть пустым и содержать кириллицу
Спасибо!

Ваше сообщение принято.

Сожалеем :(

Во время обработки что-то пошло не так.

Bы можете отправить сообщение на электронный адрес betatest@nashkiev.com