ДЕДский мир: главред и корреспондент поработали под елкой

К главной украинской елке не пробиться – зимой ее традиционно оккупируют десятки Дедов Морозов, мечтающих оставить свой след в истории вашей семьи хотя бы на фотографии. В самое горячее время для всех людей в красных халатах мы решили присоединиться к этой дружной компании и попробовали свои силы в их ремесле.

Проблема красивого дедморозовского костюма решилась просто – нам его предоставили в компании «Art-Master». У него даже опушка была беленькая (шубы большинства Майдановских дедов отличаются грязно-серой окантовкой – издержки многочасовой тяжелой работы на свежем воздухе). Правда, посох можно было и не брать, потому что он а) затруднял маневренность в погоне за потенциальными клиентами, б) мы его случайно покоцали, что обошлось нам в 30 грн штрафа.

Помогая облачать нашего главного редактора Альберта Цукренко в красную шубу, я боязливо оглядывалась вокруг – не наступают ли на нас разъяренные конкуренцией другие деды. Алик ждал того же:

«Идя на Майдан, я опасался, что

  • Территорию там давно поделила «дедовская» мафия. А меня, «залетного», в лучшем случае прогонят, в худшем – изобьют своими красными посохами.
  • «Дедов» контролируют и «крышуют» менты. А меня тут же поймают и арестуют за нелегальный и необлагаемый налогами промысел.
  • «Деды-профессионалы» правильно работают с людьми: поют, танцуют, рассказывают стихи и вообще умеют заговаривать зубы. А я, новичок, на фоне этих розовощеких и зычноголосых богатырей буду выглядеть жалко.

Ни одно из этих опасений не подтвердилось. На Майдане царит анархия, «дедовский» бизнес никем не контролируется. Хотя конкуренты (мы их насчитали около 20) смотрели на меня недоброжелательно (особенно те, чьи костюмы и борода были хуже моих), никто из них своих прав на территорию не заявлял.

Милиционеры мной не интересовались. И насчет «дедовского» профессионализма я тоже зря беспокоился. Главное в этом деле – не таланты, а напористость и умение максимально убедительно уговаривать потенциального клиента».

«Мы всех порвем», хорохорится главред, плохо скрывая трепет перед «местными».

Около подземных переходов бродили самые страшненькие и замученные Деды. Те, что покрасивее и побогаче, стояли в тематических арках или сидели в санях – большого ажиотажа вокруг их дедоличностей тоже не наблюдалось, но клиентов все-таки было больше. Когда мы перестали бояться, что деды увидят в Альберте чужака и начнут его бить, мы стали активно клеиться к прохожим – предлагать свои услуги. Оказалось, хлеб это тяжелый – даже если и удастся уговорить раскошелиться родителей (а это сложно), то дети могут наотрез отказаться.

Обычно это выглядело так:

Двухлетний малыш, упакованный в зимний костюм, резво улепетывал от нашего главреда по ступенькам.

У родителей – свои отмазки: «мы только что уже сфотографировались» и «наш ребенок вас боится». Проще работается в тандеме со Снегурочкой или какой-нибудь плюшевой нечистью: в паре или группой «обрабатывать» клиента легче, и вообще, чем больше персонажей будет на фото, тем охотнее народ соглашается. Беспроигрышный вариант – животные, хотя КГГА такую практику категорически запретила. Мы заметили на Майдане двух кроликов и одну шиншиллу «со шрамами на морде от фотовспышек» (с). Дела у их хозяев шли бодрее, чем у остальных. Вообще, особого фотографического ажиотажа мы не заметили – возможно, виной всему будни, а в праздники отбоя нет от желающих сфотографироваться?

Деньги

В пункте проката нас просветили, что их «один знакомый» за день праздного шатания под елкой зарабатывает до 1000 грн в день. Как это ему удается, мы так и не поняли. Если учесть, что сутки проката костюма стоят от 90 до 300 грн (в новогоднюю ночь стоимость удваивается, или выдают его минимум на двое суток), то, активно «работая», стоимость аренды отбить можно. А вот хорошо заработать – очень вряд ли. Немного легче тем, у кого есть свой костюм. Лично мы за час шастанья под елкой и приставания к прохожим смогли выцыганить аж 20 грн. Возможно, тут есть и моя вина: у меня, как у женщины добросердечной, постоянно возникало желание облагодетельствовать кого-нибудь, и даже когда наш Дед договаривался сфотографироваться за демпинговые 5-10 грн, я вмешивалась с «такие приятные люди, давай бесплатно».

Ну а вообще наши люди недоверчивы. Когда мы решили не просить больше денег, а дарить радость детям и взрослым бесплатно, это не особенно помогло: многие отказывались, явно подозревая какой-то подвох.

Некоторые сходу говорили: «у нас нет денег». Мы даже взяли номер телефона у группки пенсионеров, чтобы напечатать и подарить им фотографии – пусть у них тоже память о празднике останется. А когда одна парочка протянула мне пленочное фоточудо, произведенное китайцами в начале 90-х, я таки поверила, что деньги тут есть не у всех.

В какой-то момент мы решили проверить, как несговорчивые прохожие будут реагировать на «тетю Мороза» – и в костюм нарядили меня. Но я оказалась вообще никакущим дельцом – денег просить стеснялась, в связи с чем получила сначала выговор от главреда, а чуть позже поймала на себе взгляд одной из Снегурочек и поняла, что, возможно, «будут бить, и может быть, даже ногами», потому поумерила свой пыл.

В итоге, хоть денег мне так никто и не дал, зато дети со мной фотографировались охотнее, чем с «дедами» – видно, я таки посимпатичней.

Что делать и чего не делать начинающим «дедам»


     Не стоит:

  • Петь. Альберт: «Я специально выучил первые два куплета «В лесу родилась елочка», но это не пригодилось: на Майдане сейчас непрекращающийся Milka'вский шабаш, орут музыка и ведущие, поэтому мой приятный, но негромкий баритон пришлось оставить при себе».
  • Вести себя слишком шумно и эксцентрично: прохожие и так шарахаются от бородатых людей в красном. Ничего нового выдумывать не надо: люди ведутся только на вежливое «С Новым Годом!» и дальше по тексту.

    Что работает:
  • Красивый и чистый костюм. Альберт: «Я был одним из самых нарядных «дедов», и то мне не особенно везло. А уж на что рассчитывали бомжеватого вида «бородачи» в потрепанных и выцветших костюмах, тусовавшиеся по периметру Майдана у выходов из подземных переходов? Разве что на милостыню».
  • Круто, когда ты выходишь на дело не с пустыми руками, а с «недвижимостью» в виде картонной арки, симпатичным животным или хотя бы Снегуркой.

В общем, опыт это незабываемый, а работа довольно тяжелая – соглашается очень мало людей, один из 10-15, а постоянно слышать отказы не особенно приятно. Ну и, конечно же, за время редакционного эксперимента у меня очень замерзли пальцы на ногах, а искренне улыбаться в каждую камеру так никаких эмоций не останется.

Читайте также:

Дикие шмотки: точки проката карнавальных костюмов

Рогоза, лампочки и попкорн: елочные украшения от недешевых до бесплатных

Такий email не зареєстровано у системі
Введите свой электронный адрес, на который мы отправим вам новый пароль.
Поле не должно быть пустым и содержать кириллицу
Спасибо!

Ваше сообщение принято.

Сожалеем :(

Во время обработки что-то пошло не так.

Bы можете отправить сообщение на электронный адрес betatest@nashkiev.com