Chas.News not found

Cтраница не надена

Извините, но такой страницы нет на нашем сайте. Вероятно, введён некорректный адрес, или страница была удалена. Возможно поиск поможет найти?

Khrushchyovka history home renovation
Khrushchyovka history home renovation
Снести нельзя реновировать:
история и будущее киевских хрущевок
|
После Второй мировой войны Киев находился в плачевном состоянии. Значительную часть города разрушили и ее срочно нужно было застраивать. Советские власти решали этот вопрос по мере своих возможностей. В городе началась большая стройка на которую приезжали люди из сел. Они там работали, а многие потом оставались жить в Киеве. Поэтому, помимо восстановления старых районов, для них пришлось строить новые. Разгар этого процесса происходил когда у власти был Хрущев. Собственно, в честь него новые дома и получили свое название.

Идею с панельными домами Советский союз элегантно позаимствовал у Франции. После войны там начали строить жилье такого типа, потому что это быстро и дешево. Похожим образом сначала начали застраивать Москву, а потом и Киев. Изначально хрущевки позиционировались как временное жилье. Предполагалось, что люди там "перекантуются" пока советская власть не возведет для них нормальные дома. Но этого никто так и не дождался, а пятиэтажные панельки строили аж до начала девяностых. Хрущев тогда уже не был генеральным секретарем, но историческое название осталось.

Среди киевлян хрущевки стали мемом. Они имеют ряд "замечательных" характеристик: отсутствие лифтов, низкие потолки, плохая звуковая и термоизоляция. К этому можно добавить маленькие размеры и неудобную планировку. Поэтому жить там некомфортно, а в некоторых случаях даже опасно.
Среди киевлян хрущевки стали мемом. Они имеют ряд «замечательных» характеристик: отсутствие лифтов, низкие потолки, плохая звуковая и термоизоляция.
|
На данный момент в Киеве 5 395 устаревших домов. Большинство из них - это хрущевки. Основная их масса располагается на Дарнице, Печерске, Нивках и Соломенке. По идее, жить в таких домах можно не дольше 60 лет (при условии постоянных плановых ремонтов). Получается, что срок их экплуатации уже истек. Тем не менее, сейчас в хрущевках проживают минимум 566 732 киевлянина (данные Департамента строительства и жилищного обеспечения КГГА).

Слухи о реконструкции хрущевок ходят уже давно. Кто-то говорит, что нужно их снести и построить новые дома. Другие подчеркивают, что это дорого и хрущевки нужно реновировать. Все сходятся только в одном - нельзя оставлять их в таком виде. "Наш Киев" пообщался с жителем хрущевки и двумя экспертами. Все они имеют разные мнения касательно этой темы. Прочитав этот материал можно узнать чего хотят люди и прикинуть насколько это реалистично. Ну и понять, как скоро получится решить эту проблему (или не получится).
На данный момент в Киеве
5 395 устаревших домов. Большинство из них - это хрущевки. Основная их масса располагается на Дарнице, Печерске, Нивках и Соломенке. По идее, жить в таких домах можно не дольше 60 лет (при условии постоянных плановых ремонтов). Получается, что срок их экплуатации уже истек. Тем не менее, сейчас в хрущевках проживают минимум 566 732 киевлянина (данные Департамента строительства и жилищного обеспечения КГГА).

Слухи о реконструкции хрущевок ходят уже давно. Кто-то говорит, что нужно их снести и построить новые дома. Другие подчеркивают, что это дорого и хрущевки нужно реновировать. Все сходятся только в одном - нельзя оставлять их в таком виде. "Наш Киев" пообщался с жителем хрущевки и двумя экспертами. Все они имеют разные мнения касательно этой темы. Прочитав этот материал можно узнать чего хотят люди и прикинуть насколько это реалистично. Ну и понять, как скоро получится решить эту проблему (или не получится).
Сергей Голяченко
Житель хрущевки
Сергей Голяченко
Житель хрущевки
Що не подобається
Живу в хрущівці все своє життя — 50 років. Для мене основні мінуси — це в першу чергу звукоізоляція. Періодично думаєш, що в тебе вдома миші завелись, а то виявляється сусіди салат їдять. Несучі стіни — це хоч якийсь бетон. І то, чутно що за ними відбувається. А от між кухнею та кімнатою — там нічого не рятує, навіть килими на стінах.

Друге — це електропроводка. Сантехніку поміняти нескладно, просто недешево. А от щоб дістатись до електричних кабелів — треба розбивати фрагменти стін, зокрема несучих. Раніше, коли вмикав пральну машинку, то вирубалась вся електрика. Замінив на лічильнику пробки на автомати, після цього все нормально працює. Але тепер вже й хата горітиме, а вони не реагуватимуть. Якщо провід, якому більше як півстоліття, перегорить, то треба розбивати півстіни, щоб знайти. Як вони взагалі ще держать — не знаю. Електронавантаження у порівнянні з 1965 роком, коли наш будинок побудували, зросло десь уп’ятеро. А ще, в кімнатах всюди по дві розетки. Ну тоді більше й не треба було.
Живу в хрущівці все своє життя — 50 років. Для мене основні мінуси — це в першу чергу звукоізоляція. Періодично думаєш, що в тебе вдома миші завелись, а то виявляється сусіди салат їдять. Несучі стіни — це хоч якийсь бетон. І то, чутно що за ними відбувається. А от між кухнею та кімнатою — там нічого не рятує, навіть килими на стінах.

Друге — це електропроводка. Сантехніку поміняти нескладно, просто недешево. А от щоб дістатись до електричних кабелів — треба розбивати фрагменти стін, зокрема несучих. Раніше, коли вмикав пральну машинку, то вирубалась вся електрика. Замінив на лічильнику пробки на автомати, після цього все нормально працює. Але тепер вже й хата горітиме, а вони не реагуватимуть. Якщо провід, якому більше як півстоліття, перегорить, то треба розбивати півстіни, щоб знайти. Як вони взагалі ще держать — не знаю. Електронавантаження у порівнянні з 1965 роком, коли наш будинок побудували, зросло десь уп’ятеро. А ще, в кімнатах всюди по дві розетки. Ну тоді більше й не треба було.

Третє - це термоізоляція, яка залишає бажати кращого. Залізобетонні блоки є чудовим провідником. Тому влітку жарко, а взимку — холодно. Це логічно, але для вулиці, не для квартири.

Ну і на останок — це розмір кухні та балкону. Хрущов потурбувався про домогосподарок. Стоячи посередині кухні можна рукою дотягнутись до будь якого предмету, в будь яку сторону. Тоді це мабуть вважалось комфортним.

Третє - це термоізоляція, яка залишає бажати кращого. Залізобетонні блоки є чудовим провідником. Тому влітку жарко, а взимку — холодно. Це логічно, але для вулиці, не для квартири.

Ну і на останок — це розмір кухні та балкону. Хрущов потурбувався про домогосподарок. Стоячи посередині кухні можна рукою дотягнутись до будь якого предмету, в будь яку сторону. Тоді це мабуть вважалось комфортним.
Стоячи посередині кухні можна рукою дотягнутись до будь якого предмету, в будь яку сторону. Тоді це мабуть вважалось комфортним.
Що подобається
У мене не найпоширеніша серія — 480. Ось 464 — це реально хрущівка. Та, в якій я живу — це більше брєжнєвка. Тому що в 1965 році Хрущова вже не було. Так от, розмір кімнат тут не поступається іншим квартирам, не хрущівкам, які були побудовані до середини дев’яностих. Я бував у багатьох таких квартирах і всюди приблизно однаковий метраж. А кімнати по 60 і більше квадратів почали будувати здебільшого в 21 столітті.

Подобається район, хоча відношення до квартири це не має. Ну і можливість постійних безкоштовних тренувать, звісно. Я живу на п’ятому поверсі, ліфту немає. Не знаю чи подобатиметься це мені ближче до 70 років, але думаю, що й тоді навантаження не будуть зайвими.
У мене не найпоширеніша серія — 480. Ось 464 — це реально хрущівка. Та, в якій я живу — це більше брєжнєвка. Тому що в 1965 році Хрущова вже не було. Так от, розмір кімнат тут не поступається іншим квартирам, не хрущівкам, які були побудовані до середини дев’яностих. Я бував у багатьох таких квартирах і всюди приблизно однаковий метраж. А кімнати по 60 і більше квадратів почали будувати здебільшого в 21 столітті.

Подобається район, хоча відношення до квартири це не має. Ну і можливість постійних безкоштовних тренувать, звісно. Я живу на п’ятому поверсі, ліфту немає. Не знаю чи подобатиметься це мені ближче до 70 років, але думаю, що й тоді навантаження не будуть зайвими.
Чи переселився б сам
Переселився б, але не тимчасово. Навіщо? Збудували б один 22-25 поверховий будинок і переселили туди три хрущівки. Збудували б другий - ще три. Ну і так далі.
А якщо район змінювати, то думав би. В залежності від того, що би запропонували.
Чи підтримають
люди реконструкцію
Віднеслись би кожен по різному. Чим старша людина тим менше у неї бажання переселятись. Ну, мені так здається. Тут ті, з ким прожите все життя. Ті, з ким є спільні спогади. Де все і всі тобі відомі. Але я б з радістю покинув це і спробував щось нове.
Чому не підтримує реновацію
Якщо не спроможні збудувати нове, то не чіпайте те, що хоч якось збудували інші. Я бачив реставровані хрущівки. Вони не викликають нічого, крім потоку нецензурної лексики. Якщо говорити з тими, хто там живе, то розумієш, що все так і залишилось. Тільки у людей теперь сирість через новий фасад. І з'являються додаткові флора і фауна в хаті. Ні, це зло. Реновації свого будинку не хочу. Взагалі не хочу, щоб була реновація застарілого житлового фонду. Але вона, нажаль, виглядає реалістичнішою ніж забудова.

Реставрація будинків - це, на мою думку, блюзнірство. А повністю знести хрущівки з фундаментом і побудувати нове житло - такий варіант необхідний вже давно. Людям в 21 столітті, звичайно, можна жити в хрущівках. Але це дещо травмує витончену натуру навіть середньостатистичного мешканця "хрущоб".
Станислав Демин
Архитектор, урбанист
Станислав Демин
Архитектор, урбанист
|
Здесь нужно исходить из ситуации. Мне не нравится когда пытаются найти какую-то всепоглощающую формулу. Город очень разный, техническое состояние домов отличается, они по разному эксплуатировались. Мне кажется, что здесь нужен в корне другой подход. Нужно думать не о доме, а о квартале. Например, есть у вас квартал устаревшего жилья. Значит делается комплексный анализ территории и земли. Ищете ресурсы, которые можно задействовать для его развития. Анализируете техническое состояние домов. А потом уже принимаются какие-то решения, например про снос. Или можно оставить несущие конструкции, чаще всего они в нормальном состоянии. Значит требуется заменить инженерию, утеплить здание. Где-то надстроить, если позволяет конструкция. Ввести там дополнительный каркас или усилить существующий. Технологий, на сегодняшний день, очень много. Но под вопросом их эффективность без привязки к конкретному случаю.
Как договариваться с девелоперами
При работе с устаревшим жилищным фондом должен присутствовать некий девелопер, то есть ведущий процесс человек. Он заинтересован в развитии этой территории. С учетом того, что там уже есть здания в которых живут люди. Если он видит возможность привести все это в порядок и заработать, то начинает этим заниматься. Например кварталом или группой кварталов. Налаживает коммуникацию с жильцами: посвящает их в планы, мотивирует. Может даже привлекать к участию в этом процессе. Это происходит по разному: иногда финансово или в виде трудового ресурса.
При работе с устаревшим жилищным фондом должен присутствовать некий девелопер, то есть ведущий процесс человек. Он заинтересован в развитии этой территории. С учетом того, что там уже есть здания в которых живут люди. Если он видит возможность привести все это в порядок и заработать, то начинает этим заниматься. Например кварталом или группой кварталов. Налаживает коммуникацию с жильцами: посвящает их в планы, мотивирует. Может даже привлекать к участию в этом процессе. Это происходит по разному: иногда финансово или в виде трудового ресурса.
Нет "большого брата", который придет и решит проблемы жильцов.
Сегодня мы живем в демократическом, а не социалистическом обществе. Это немного другая парадигма. Нет «большого брата», который придет и решит проблемы жильцов. Когда мы выбрали демократию, то взяли ответственность решать свои проблемы самостоятельно. Вот у вас есть частная собственность — ваша квартира. Или вы уже сформировали ОСББ. Но все равно кто-то якобы должен прийти сверху и начать решать ваши вопросы. Нет, тут пирамида меняется. Вы, как собственник вашего жилья, должны сами думать как это решить, привлекать людей. Если у вас есть квартира, то вы в ней делаете ремонт. Или у вас есть подъезд.

Вы собираетесь, сбрасыватесь по полтиннику и нанимаете менеджера для решения какого-то комплексного вопроса. В любом случае, это должно исходить от вас. Вплоть до того, что проанализировать свой квартал, прийти к девелоперу: «Сага», «Ковальская», кому угодно. Сказать: «Ребят, есть такая идея — взять в управление проект. А мы, со своей стороны, проведем коммуникацию с жильцами. Нам это надо, мы хотим жить лучше». Мол, видим новые ресурсы.

Например, 30% от территории под новую застройку. Это нужно для того, чтобы замкнуть открытые кварталы на которые все ругаются. Первые этажи переселяем в новые части и открываем их для бизнеса, чтобы сформировать улицу каким-то обслуживанем. Выгоняем машины из дворов, делаем паркинги. Должен быть местный актив, который заинтересован в том, чтобы жить лучше. А если вы надеетесь, что придет президент и починит вам дверь — такого никогда не будет.
Сегодня мы живем в демократическом, а не социалистическом обществе. Это немного другая парадигма. Нет «большого брата», который придет и решит проблемы жильцов. Когда мы выбрали демократию, то взяли ответственность решать свои проблемы самостоятельно. Вот у вас есть частная собственность — ваша квартира. Или вы уже сформировали ОСББ. Но все равно кто-то якобы должен прийти сверху и начать решать ваши вопросы. Нет, тут пирамида меняется. Вы, как собственник вашего жилья, должны сами думать как это решить, привлекать людей. Если у вас есть квартира, то вы в ней делаете ремонт. Или у вас есть подъезд.

Вы собираетесь, сбрасыватесь по полтиннику и нанимаете менеджера для решения какого-то комплексного вопроса. В любом случае, это должно исходить от вас. Вплоть до того, что проанализировать свой квартал, прийти к девелоперу: «Сага», «Ковальская», кому угодно. Сказать: «Ребят, есть такая идея — взять в управление проект. А мы, со своей стороны, проведем коммуникацию с жильцами. Нам это надо, мы хотим жить лучше». Мол, видим новые ресурсы.

Например, 30% от территории под новую застройку. Это нужно для того, чтобы замкнуть открытые кварталы на которые все ругаются. Первые этажи переселяем в новые части и открываем их для бизнеса, чтобы сформировать улицу каким-то обслуживанем. Выгоняем машины из дворов, делаем паркинги. Должен быть местный актив, который заинтересован в том, чтобы жить лучше. А если вы надеетесь, что придет президент и починит вам дверь — такого никогда не будет.
"Поменять столько на столько"
В первую очередь, это зависит от оценки. А дальше — тот же самый рынок. То есть приходит человек и говорит: «Я вам предлагаю поменять столько на столько». Вы спрашиваете почему. Он говорит, мол, вашу квартиру оценили по тысяче долларов за метр, а то, что мы там строим, будет по полторы. Поэтому предлагают коэффициент 66%, например. И вот, пожалуйста, меняйте. Если вы говорите: «Нет, я хочу провести независиую оценку», то без проблем. Потому, что по принуждению вас никто выселить не может. Нужно понимать, что это рынок. Вот как вы приходите на базар торговаться, так и здесь. Есть оценщики, аудит вашего жилья и прочее. Я с этим процессом на практике не сталкивался, но понимаю его примерно так.
В первую очередь, это зависит от оценки. А дальше — тот же самый рынок. То есть приходит человек и говорит: «Я вам предлагаю поменять столько на столько». Вы спрашиваете почему. Он говорит, мол, вашу квартиру оценили по тысяче долларов за метр, а то, что мы там строим, будет по полторы. Поэтому предлагают коэффициент 66%, например. И вот, пожалуйста, меняйте. Если вы говорите: «Нет, я хочу провести независиую оценку», то без проблем. Потому, что по принуждению вас никто выселить не может. Нужно понимать, что это рынок. Вот как вы приходите на базар торговаться, так и здесь. Есть оценщики, аудит вашего жилья и прочее. Я с этим процессом на практике не сталкивался, но понимаю его примерно так.
Сети
Сети у нас находятся на разных балансах. Есть внутриплощадочные, они чаще относятся к имущественному комплексу. А есть внешнеплощадочные — они относятся к балансодержателям. Но для того, чтобы развивать любой район должен быть генеральный план города. Он для того и делается, чтобы просчитывать капитальные общегородские инфраструктуры. Помимо этого, должен быть детальный план территории. Он делается для просчитывания местных инфраструктур.
Сети у нас находятся на разных балансах. Есть внутриплощадочные, они чаще относятся к имущественному комплексу. А есть внешнеплощадочные — они относятся к балансодержателям. Но для того, чтобы развивать любой район должен быть генеральный план города. Он для того и делается, чтобы просчитывать капитальные общегородские инфраструктуры. Помимо этого, должен быть детальный план территории. Он делается для просчитывания местных инфраструктур.
Зачем нужен генеральный план
Генеральный план дает три основные порядка. Из них выполняются два: порядок земплепользования и порядок застройки. То есть высотность и красные, синие, зеленые линии. Третий порядок — это порядок благоустройства, который тоже предусмотрен законом. Но он не выполняется, потому что на сегодняшний день по нему нет деталировки. Вообще, планы становятся основой для программ социально-экономического развития. А генеральный план — это не просто документ в пространстве. Это документ в пространстве и времени.
Генеральный план дает три основные порядка. Из них выполняются два: порядок земплепользования и порядок застройки. То есть высотность и красные, синие, зеленые линии. Третий порядок — это порядок благоустройства, который тоже предусмотрен законом. Но он не выполняется, потому что на сегодняшний день по нему нет деталировки. Вообще, планы становятся основой для программ социально-экономического развития. А генеральный план — это не просто документ в пространстве. Это документ в пространстве и времени.
А генеральный план — это не просто документ в пространстве. Это документ в пространстве и времени.Нет "большого брата", который придет и решит проблемы жильцов.
А генеральный план —
это не просто документ в пространстве. Это документ в пространстве и времени.Нет "большого брата", который придет и решит проблемы жильцов.
Там есть планирование на три этапа краткосрочного периода: ресурсообеспеченный, ресурсообоснованый и ресурсообосновывающий.
Там есть планирование на три этапа краткосрочного периода: ресурсообеспеченный, ресурсообоснованый и ресурсообосновывающий.
Ресурсообеспеченный делается, грубо говоря, на пять лет, когда вы понимаете, что у вас будут деньги на реализацию инфраструктурных проектов.
Ресурсообоснованный - это предположение на 3-5 лет после первого этапа. Что при такой тенденции бюджета будет определенный рост или падение в связи с какими-то факторами.
Ресурсообосновывающий - это третий этап, когда вы уже должны понимать, что за 6-10 лет вы должны найти средства на реализацию инфраструктурных проектов.
Ресурсообеспеченный делается, грубо говоря, на пять лет, когда вы понимаете, что у вас будут деньги на реализацию инфраструктурных проектов.
Ресурсообоснованный - это предположение на 3-5 лет после первого этапа. Что при такой тенденции бюджета будет определенный рост или падение в связи с какими-то факторами.
Ресурсообосновывающий - это третий этап, когда вы уже должны понимать, что за 6-10 лет вы должны найти средства на реализацию инфраструктурных проектов.
То есть привлечь или создать дополнительные источники поступления средств. При этом поддерживая бизнес и увеличивая доходную часть. Ну или привлекая какие-то гранты, программы и прочее. В любом случае, вы это планируете. Плюс, вопросы планирования капитальных инженерных и транспортных сетей, защита зеленых коридоров, культурного наследия. Если вдруг мы созреем, что город и государство будут в этом участвовать. Это начинается на уровне градостроительной документации.
То есть привлечь или создать дополнительные источники поступления средств. При этом поддерживая бизнес и увеличивая доходную часть. Ну или привлекая какие-то гранты, программы и прочее. В любом случае, вы это планируете. Плюс, вопросы планирования капитальных инженерных и транспортных сетей, защита зеленых коридоров, культурного наследия. Если вдруг мы созреем, что город и государство будут в этом участвовать. Это начинается на уровне градостроительной документации.
Когда у вас появляются основания, чтобы делать разработку и программы социально-экономического развития — вы выполняете проектные работы, переходите к тендерам и реализуете инфраструктуру. Это происходит параллельно с развитием девелоперского проекта. Иначе у вас получается некий таинственный остров, который нельзя подключить к сетям, к которому нельзя подъехать на автомобиле или уехать из него на общественном транспорте. Здесь, на уровне планирования, начинаются взаимодействие с городом, которому бизнес платит деньги для создания каких-то общих решений. И здесь они должны решать вопросы. Город со своей инфраструктурой, а бизнес — со своей.
Когда у вас появляются основания, чтобы делать разработку и программы социально-экономического развития — вы выполняете проектные работы, переходите к тендерам и реализуете инфраструктуру. Это происходит параллельно с развитием девелоперского проекта. Иначе у вас получается некий таинственный остров, который нельзя подключить к сетям, к которому нельзя подъехать на автомобиле или уехать из него на общественном транспорте. Здесь, на уровне планирования, начинаются взаимодействие с городом, которому бизнес платит деньги для создания каких-то общих решений. И здесь они должны решать вопросы. Город со своей инфраструктурой, а бизнес — со своей.
Почему нельзя без плана
Без генерального плана реконструкция невозможна. То есть как она будет синхронизирована? У нас есть общие городские инфраструктуры и город к которому они относятся. Невозможно что-то сделать без учета и организации этих вопросов через общегородское планирование. Если честно, только для этого город и нужен. Чтобы голосовать за какие-то приоритеты по решению этих вопросов, за выплаченные налоги. Организовывать создание общественных благ, а также транспортных и инженерных инфраструктур.
Где успешно разобрались
со старыми домами
По моему, везде, кроме как у нас.
То есть это ближнее и дальнее зарубежье, теплый и холодный климаты. Первое, что в голову приходит - это Израиль, Франция, Польша, Словакия, Чехия, Прибалтика. Почти во всех городах. Особенно Германия. После ФРГ-ГДР они привели это все в порядок. Да, было много проблем. Но они не возводят это дело в культ. Они просто приходят и начинают думать как решить вопрос.
По моему, везде, кроме как у нас. То есть это ближнее и дальнее зарубежье, теплый и холодный климаты. Первое, что в голову приходит - это Израиль, Франция, Польша, Словакия, Чехия, Прибалтика. Почти во всех городах. Особенно Германия. После ФРГ-ГДР они привели это все в порядок. Да, было много проблем. Но они не возводят это дело в культ. Они просто приходят и начинают думать как решить вопрос.
Архитектура — это костюм общества
Всегда есть какой-то топ-менеджер, который занимается организацией процесса. А у нас бизнес минует эти вопросы в связи с их сложностью. Им проще прийти на пустую площадку и нафигачить там квадратных метров, чем заниматься ростом и развитием города «в себя». Это то, о чем часто говорят, что город должен уплотняться. Принцип компактности стоит во главе градостроительных проектов в Европе. Мы еще не прошли этап накопления, у нас все еще много территорий, которые проще застроить. Поэтому бизнес, при молчаливом содействии города, занимается тем, откуда проще достать бабки.

Доходность при работе с кварталами, которые можно уплотнять, будет хуже чем при работе с готовым участком. А если там еще и есть какая-то инфраструктура, то намного проще взять условную промзону и полностью ее вынести. Туда уже подведены сети, дороги и все, что хочешь. Построить на этом месте все заново и не искать длительный и менее прибыльный геморрой.

Но мы до этого дойдем, никуда не денемся. Вопрос времени когда у Киева исчезнет возможность закрывать глаза на эти вопросы. Архитектура — это не город. Это костюм общества. А с обществом происходит ровно то, что мы себе позволяем.
Дмитрий Макогон
Инженер-проектировщик
Дмитрий Макогон
Инженер-проектировщик
|
Надо смотреть, что это за старые дома. Во-первых, у нас есть памятники архитектуры, их однозначно пытаемся восстанавливать. Во-вторых — состояние этих домов. Если это какая-то убитая хрущевка, которую восстанавливать дороже чем построить новую, тогда сносим. Необходимо провести анализ и оценку существующего состояния. Если говорить о таком фонде, то все-таки хрущевки лучше реновировать. Это не какое-то изобретение. Так делали в Германии, Польше, Словакии, Чехии. Здания реконструируются, утепляются, делаются лучше. И так получается дешевле. Конечно, если у вас огромная куча денег, то можно все снести и построить заново. Но обычно такого не бывает. То есть даже у Германии не было возможности заменить все старые здания. У них тоже панельные дома, что-то вроде того, что у строили у нас. Их смогли реновировать.

Я знаю, что у нас хотят сделать. Якобы назвать это реновацией, но на самом деле все снести. И на месте пятиэтажек появятся двадцатипятиэтажки. Очевидно, что в центре это будет кому-то выгодно. Дать жителям с тех пяти этажей квартиры, получить еще пятнадцать дополнительных этажей и заработать на этом. Но в плане градостроительства это будет очень плохо. Потому что если на эту инфраструктуру поставить двадцатипятиэтажки, то все понимают, что произойдет.
Компенсации для жильцов
Я точно знаю, что помимо отселения людям должны давать компенсацию. Если говорить о квадратуре — это плюс 50%. Например была квартира 100 квадратных метров, значит новая должна быть 150. Это еще один из плюсов не отселять, а реновировать. Можно например достроить один этаж в старом доме и продать там квартиры. А за счет этого заработка утеплить фасад или установить лифт.
Я точно знаю, что помимо отселения людям должны давать компенсацию. Если говорить о квадратуре — это плюс 50%. Например была квартира 100 квадратных метров, значит новая должна быть 150. Это еще один из плюсов не отселять, а реновировать. Можно например достроить один этаж в старом доме и продать там квартиры. А за счет этого заработка утеплить фасад или установить лифт.
Что по сетям
Я думаю, что необязательно менять все сети. Но большинство зданий уже требуют их ремонта. А если говорить о наружных сетях, то да, необходимо прокладывать новые. Это в том случае, если на них увеличивается нагрузка. То есть когда происходит не реновация, а снос и строительство новых зданий. Они высокие, в них живут больше людей. Конечно, там необходимы другие сети.
Я думаю, что необязательно менять все сети. Но большинство зданий уже требуют их ремонта. А если говорить о наружных сетях, то да, необходимо прокладывать новые. Это в том случае, если на них увеличивается нагрузка. То есть когда происходит не реновация, а снос и строительство новых зданий. Они высокие, в них живут больше людей. Конечно, там необходимы другие сети.
Там почти ничего не сносят, в основном пытаются сохранить.
Это дешевле.
Там почти ничего не сносят, в основном пытаются сохранить. Это дешевле.
Примеры реновации
Есть в Украине и даже в Киеве. Помню, что на Борщаговке было какое-то здание. Примеры есть, но у нас они все плохие. Там просто утепляют фасад, иногда достраивают мансардные этажи. Но какого-то такого грамотного комплексного подхода я не видел. Хороший пример в Берлине. Там на улице Карла Маркса тоже все было в панельках. Они сделали комплексную реконструкуцию, кое-где достроили отдельно стоящие балконы. Таким образом у людей увеличилась площадь квартир. Плюс, утеплили здания. И сделали не просто мокрый фасад, как у нас, а вентилируемый. У них были панельки очень похожие на наши, отделанные плиткой.

Они эту плитку сохранили и сделали ее вентилируемой. Утеплили минватой, а потом восстановили облицовку. Это здорово, сохранился исторический вид. Также у них популярна достройка галерей. То есть к существующим домам прибавляют условных два метра. Они даже как-то футуристически выглядят после этого. Такая процедура добавляет площади квартире. Плюс, происходит утепление и все такое. Там почти ничего не сносят, в основном пытаются сохранить. Это дешевле.
Есть в Украине и даже в Киеве. Помню, что на Борщаговке было какое-то здание. Примеры есть, но у нас они все плохие. Там просто утепляют фасад, иногда достраивают мансардные этажи. Но какого-то такого грамотного комплексного подхода я не видел. Хороший пример в Берлине. Там на улице Карла Маркса тоже все было в панельках. Они сделали комплексную реконструкуцию, кое-где достроили отдельно стоящие балконы. Таким образом у людей увеличилась площадь квартир. Плюс, утеплили здания. И сделали не просто мокрый фасад, как у нас, а вентилируемый. У них были панельки очень похожие на наши, отделанные плиткой.

Они эту плитку сохранили и сделали ее вентилируемой. Утеплили минватой, а потом восстановили облицовку. Это здорово, сохранился исторический вид. Также у них популярна достройка галерей. То есть к существующим домам прибавляют условных два метра. Они даже как-то футуристически выглядят после этого. Такая процедура добавляет площади квартире. Плюс, происходит утепление и все такое. Там почти ничего не сносят, в основном пытаются сохранить. Это дешевле.
Примеры есть, но у нас они все плохие. Там просто утепляют фасад, иногда достраивают мансардные этажи. Но какого-то такого грамотного комплексного подхода я не видел.
Примеры есть, но у нас они все плохие. Там просто утепляют фасад, иногда достраивают мансардные этажи. Но какого-то такого грамотного комплексного подхода я не видел.
Так нужен ли генеральный план?
Важно сколько человек на гектаре живет, сети, нагрузки. Если вы эти параметры не меняете, то вы делаете реконструкцию своего здания.
Вам для этого генплан не нужен. А если подразумевать, что снесут пятиэтажку и построят двадцатипятиэтажку — да, для этого необходим генплан. Потому что вы увеличите количество людей в пять раз. Соответственно у вас все поплывет. Не выдержат ни дороги, ни сети, ни канализация, ничего. А для нормальной реновации этого не нужно.
Собираются ли девелоперы что-то делать
Я не думаю, что у кого-то есть такие наработки. Надо понимать, что реновация — это невыгодное предприятие. Плюсы от этого может получить только город. И то, в долгосрочной преспективе. Изменится внешний вид, людям станет комфортнее жить, сюда приедут туристы. Или люди, которые хотят зарабатывать деньги, потому что здесь комфортно. Отсюда не захотят уезжать айтишники, которые производят хороший продукт. Но с точки зрения бизнеса это предприятие невыгодно.
Поэтому никто из девелоперов этим не занимается. Им интересно то, что у нас сейчас и продвигается.
Это снести в центре пятиэтажки и построить высотки. Но на Лесном такого делать не будут, потому что там ценность квадратного метра дешевле.
Я не думаю, что у кого-то есть
такие наработки. Надо понимать, что реновация —
это невыгодное предприятие. Плюсы от этого может получить только город. И то, в долгосрочной преспективе. Изменится внешний вид, людям станет комфортнее жить, сюда приедут туристы. Или люди, которые хотят зарабатывать деньги, потому что здесь комфортно. Отсюда не захотят уезжать айтишники, которые производят хороший продукт. Но с точки зрения бизнеса это предприятие невыгодно. Поэтому никто из девелоперов этим не занимается. Им интересно то, что у нас сейчас и продвигается. Это снести в центре пятиэтажки и построить высотки. Но на Лесном такого делать не будут, потому что там ценность квадратного метра дешевле.
Почему в ближайшие годы ничего не изменится
Не думаю, что кто-то начнет. Есть очевидное желание застроить еще больше, чтобы заработать. А там уже негде застраивать. Поэтому есть вариант снести. Но, опять таки, полуторакратная компенсация не очень радует бизнесменов. Поэтому, чтобы это сделать нужно менять законы и аннулировать эту коспенсацию. Может быть тогда что-то и получится.

Текст: Александр Голяченко


Фото: Иванна Зубович


Коллажи: Дарья Давыденко