Люди 09.11.2018

Як я перестав боятися і заговорив українською: три історії колишніх російськомовних

Мовне питання для когось дуже болюче, а для когось просте, як п’ять копійок. До Дня української писемності та мови ми зібрали для вас історії тих, хто вже визначився з відповіддю.

Як я перестав боятися і заговорив українською: три історії колишніх російськомовних

Виходити з зони комфорту дискомфортно. Це факт. Чому і як російськомовні переходять на українську? Вони розкажуть вам самі.

Юрій Макаров

Народився в болгарській столиці Софії. Телеведучий, журналіст і документаліст. Володіє англійською, болгарською і французькою мовою. Розказує про свій перехід на українську.

Фото: lj.rossia.org

У мене перехід не відбувся одномоментно. Я росіянин із часткою української крові (та ще кількох європейських), і повністю відмовлятися від своєї ідентичності було би кроком нещирим. Мені були огидні автоматична перевага, якою за часів моєї молодості користувалися російськомовні росіяни, та прихована, але дуже відчутна дискримінація всього українського. 

Потім так склалося, що україномовні тексти й люди стали для мене комфортним і, по суті, єдиним можливим середовищем. Одного дня я зрозумів, що писати, читати, говорити й думати українською мені простіше. Ось і все!

Фото: Karas Gallery (Facebook.com)

Труднощі, звісно ж, були, адже я журналіст і заробляю собі на життя словами. Побутового володіння мовою для цього замало. Але, з іншого боку, я філолог, більше того, фаховий викладач французької. 

Найцінніші уроки отримав під час роботи на телеканалі «1+1», мої редакторки Ольга Чернілевська та Валентина Левицька просто правили мої тексти, а я аналізував їхні виправлення. Звісно, не всім так пощастило. Нормального підручника української для російськомовних досі немає.

Звісно, не всім так пощастило. Нормального підручника української для російськомовних досі немає.

Мої поради для тих, хто хоче перейти на українську – читати, слухати, говорити. Піти на курси, якщо є можливість. І не соромитися. На жаль, україномовні українці перебувають у полоні забобону, який їм накидали впродовж усієї імперської історії, — що українська й російська дуже подібні. Тому україномовний переконаний, що російськомовному так само легко розмовляти українською. Тож треба час від часу долати недоброзичливість, але нагорода того варта. Нагорода – в сенсі того, що ти перестав бути якоюсь мірою німим.

Сергій Фоменко

Народився у Києві. Музикант, продюсер і композитор. Перейшов з російської на українську в 1995 році. Ділиться враженнями від переходу на українську.

Фото: Facebook.com

Був російськомовним київським підлітком. У 23 роки почав говорити українською . На це мене надихнули класні тексти популярних тоді рок-гуртів «ВВ» та «Брати Гадюкіни». Мій вибір української мови для щоденного спілкування був імпульсивним кроком, свідомим цей вибір став трохи пізніше.

Спочатку мої друзі (виключно російськомовні) дивувалися цьому і підколювали мене. Але я на це не звертав уваги, мені подобалося говорити українською, хоча спочатку це був суржик. Але це мене теж не сильно хвилювало. Я почав писати тексти до своїх пісень українською, потроху з’являлися нові україномовні знайомі та друзі. Я не пам’ятаю, щоб були якісь труднощі в переході на українську, а якщо і були, то я не та людина, яку зупиняють будь-які труднощі. Труднощі мене стимулюють ще більше.

Спочатку мої друзі (виключно російськомовні) дивувалися і підколювали мене. Але я на це не звертав уваги, мені подобалося говорити українською, хоча спочатку це був суржик.

Порада для тих, хто хоче перейти на українську — треба починати говорити нею в побуті і щодня. Спочатку це може бути незвично, але за дуже короткий час це минеться. Головне говорити українською будь-де і будь з ким, і не переходити на російську, якщо вирішили цілий день говорити українською, наприклад. 

Також не варто бути дуже серйозним, мова — це не муштра. Важливо отримувати задоволення від цього процесу. І не боятися помилок .

В’ячеслав Омельченко

Харків’янин. Блогер. Перейшов на українську в 2015 році. Розповідає свою історію переходу з російської на українську.

Фото: Facebook.com

1 березня 2014 року під час антимайданіського штурму в Харкові я опинився зовні, а не всередині ОДА. Просто тому що товариш захотів ще постояти на мітингу, а не у будівлі, я й не потрапив під лінчування майданівців.

Наступного дня я пішов в кіно, щоб трохи розвіятись. Але тоді розвіятися не вийшло, бо давали «Трудно быть богом» Гєрмана — в’язку чорно-білу російську стрічку, позбавлену всякої надії. Ніби Росія. Ніби ХНР. Ніби країна непереможного Антимайдану.

Мабуть, моя українська — це наслідок того лінчування, під яке я ледь не потрапив. І цього фільму — тоді ніби подув сильний вітер і видув з голови усе зайве.

В Харкові нас довго лякали тим, що ти ніколи до ладу не перейдеш на іншу мову, не зможеш виражати думки, віршувати, бачити сни іншою мовою — безкінечне «не зможеш».

Найтяжче було з тими, хто знав тебе зі школи та колегами, які знали тебе російськомовного. Тож на роботі я раджу переходити в останню чергу, коли ви вже впевнені у собі. 

Стосовно агресії у бік україномовних — її виявилося значно менше, ніж очікував. З мого досвіду, стережіться п’яниць у крамничках і продавчинь місцевої преси.

Фото: Facebook.com

Порада для тих, хто хоче перейти на українську — починати з продавчинь та кондукторів. Прості слова «Дякую», «Передайте», «Без решти» — і всім байдуже до твоєї вимови. 

У мовному переході мене добряче виручала звичка багато читати — базову лексику вдалося надбати з книжок. З сервісів раджу російсько-український словник, тлумачний словник, онлайн-перевірку грамотності.

Результат? Я розмовляю українською, пишу нею вірші й есеї. Я бачу українською сни.

Читайте також: «Хто і навіщо знімає київські вулиці: розмова з фотографами».

0%
72%
27%
1%
Люди 07.11.2018
«Наш Киев» и «Мурахи» в Европарламенте. Заметки победителя.

О стеклянных джунглях в Брюсселе, аллеях из деловых костюмов, искусстве нетворкинга и о том, как «Наш Киев» и «Мурахи» изменили взгляд Европарламента на Украину.

«Наш Киев» и «Мурахи» в Европарламенте. Заметки победителя.

«Дима, Дима! Меняй пост! Мы все-таки выиграли!», — взволнованно говорит Катя, руководитель платформы «Мурахи», и через минуту Дмитрий Федоренко уже строчит новый текст в Facebook – о том, что мы победили в конкурсе SME Star Awards от Европарламента и теперь поедем в Брюссель за наградой.

SMA Star Awards — это конкурс для представителей малого и среднего бизнеса. Как правило, проходит он только для стран Евросоюза. Но в этом году впервые участие приняли и страны-соседи. Парламент просит депутатов разных регионов предложить своих кандидатов на награду. И весной наш социально-благотворительный проект «Мурахи» получил письмо, из которого узнали, что проект вызвал неподдельный интерес у депутата Европейского Парламента Михала Бони из Польши, и теперь участвует в конкурсе.

«Мурахи»

Несмотря на скромное, но сильное название, первая благотворительная платформа «Мурахи» — это проект, который меняет представление украинцев об осознанном потреблении. Конечно, вы можете что-то продать или купить и на других платформах. Но тогда, как правило, для человека, выручившего деньги, благотворительность остается в лучшем случае на 10-м месте.

«Мурахи» дают возможность сделать свой вклад в доброе дело мгновенно. Здесь все просто. Если вы решили продать вещь, которая вам уже не нужна — размещаете ее на платформе и указываете фонд, в который хотите отправить выручку от продажи. Дальше, как только товар покупают, вы относите его на «Новую Почту». А деньги сразу же отправляются творить добро через проверенный фонд. Это простой и понятный способ. Он не требует особых усилий, душераздирающих историй и множества операций. Достаточно просто желания.

Но для Европы «Мурахи» оказались больше, чем просто социальным проектом. Важнее было то, что делает его общественная организация «Это наш Киев»,  созданная  онлайн-изданием «Наш Киев». И спонсируется это медиа не олигархами или политическими силами, диктующими правила игры, а само обеспечивает свое существование, монетизирует продукт и реализует социальные проекты. Издание не просто пишет о существующих в городе проблемах, а само создаёт изменения, которые эти проблемы решают.

После полугода ожидания в Facebook на страничке Михала Бони появилось сообщение о результатах конкурса. Дима, создатель «Нашего Киева», радостно пишет в пост о том, что проект – в пятерке лучших, но уже через несколько часов на электронку приходит официальное письмо из Европарламента и пост приходится поменять: «Наш Киев» едет в Брюссель за наградой победителя!

Дальше Диму и Катю ждет поддержка коллег. А еще ненависть соседей, вынужденных слушать, как за стеной девушка то и дело репетирует, переписывает и снова репетирует речь, которая вот уже совсем скоро поменяет взгляд Европарламента на Украину.

Стеклянные джунгли Брюсселя

Катя: Вот этот район Брюсселя, где расположен Европарламент – это кварталы огромных стеклянных зданий. Все крупные международные организации — ООН, ПРООН, NASA — все находятся там. И в этих стеклянных джунглях сразу обращаешь внимание на огромное количество безостановочно бегущих людей: все в костюмах, перемещаются из офиса в офис с маленькими чемоданчиками, в которых, кажется, умещают всю жизнь. Сегодня они работают здесь, завтра они летят в другую страну, на следующую встречу. Ощущение, что они никогда не устают и никогда не останавливаются.  Когда у нас помялись костюмы и мы искали химчистку, их оказалось действительно много. Ты заходишь, и видишь огромные аллеи этих костюмов, потому что это то, чем живет этот вечно движущийся Брюссель с его бизнес-сообществом.

Сам Европарламент — это огромное здание с большими стеклянными коридорами, которые соединяют между собой несколько других строений. В нем растут деревья, там проводят выставки. На этажах можно легко найти книжные магазины, парикмахерские, салоны красоты, бутики с одеждой, офисы турфирм и рестораны. Это здание, в котором окна не угасают даже ночью. Кажется, что все сделано так, чтобы люди могли работать там круглосуточно, даже не выходя наружу. 

Наверное, я бы и сама хотела бы пожить там, но недолго, до пары лет. Брюссель – это европейский Нью-Йорк, в нем кипит жизнь. А мне нравится кипящая жизнь. Количество встреч за час, за минуту, — просто зашкаливает. И это не может не вдохновлять, мотивировать и даже немного пугать. Но это же как раз самое интересное: а сможешь ли ты жить и работать на уровне этих людей, с этой же скоростью?

Европарламент - это огромное здание, в котором окна не угасают даже ночью. Кажется, что все сделано так, чтобы люди могли работать там круглосуточно, даже не выходя наружу

Дима: Больше всего меня поразила энергия, которая витает в Евроквартале Брюсселя. Тысячи и тысячи людей разных возрастов в костюмах и деловых платьях с утра пьют кофе на площади Люксембург, в обед едят бургеры на импровизированном фестивале уличной еды, а вечером заполняют каждый уголок этой площади, наполняя его гулом. Это культура нетворкинга, которой нас никогда не учили и, которой у нас вообще нет. Буквально каждый перерыв во время церемонии награждения использовался всеми участниками процесса, чтобы познакомиться с как можно большим количеством людей. Обменяться визитками, улыбками и короткими питчами своих проектов или бизнесов. И нам очень срочно нужно научиться этим широким улыбкам, жестам и коротким презентациям себя и своего проекта. Без этого наши перспективы в Европе достаточно туманны, ведь мы просто не умеем себя продать, усложняя все и вся.

Нам очень срочно нужно научиться этим широким улыбкам, жестам и коротким презентациям себя и своего проекта. Без этого наши перспективы в Европе достаточно туманны, ведь мы просто не умеем себя продать, усложняя все и вся
 
Нетворкинг под Европарламентом

«Потому что мы любим Украину!»

Мероприятие с красной дорожкой в Европарламенте — это примерно как проходить в правительственный самолет. Снятие поясов, выкладывание сумок, проход через рамку и удивление: «Украина? А разве здесь могут находиться страны не из Евросоюза?». Катя с Димой за вечер много раз с гордостью успели рассказать, что украинцев в Европарламент пригласили. И не просто как гостей, а как триумфаторов.

Катя: Мы ждали, что Михал Бони, подавший нас на этот конкурс, представит нас, расскажет, почему наш проект был отобран и почему он верил, что мы можем стать победителями. Но уже во время мероприятия выяснилось, что он попал в больницу и представить нас, к сожалению, не сможет. Когда оставалось 5 минут до нашей номинации к нам подошла его коллега и коротко расспросила, чем мы занимаемся. Представляя нас, она была немногословной и просто сказала, что мы сами о себе лучше расскажем.

Я и до этого понимала, что на мне лежит огромная ответственность. Нельзя выйти и просто сказать спасибо маме, папе и Европарламенту. Хотелось успеть донести то, что мы – больше, чем просто проект. То, что мы – больше, чем бизнес. То, что мы сами создаем те изменения в городе и в стране, о которых хочется писать и рассказывать.

Настроение в зале было праздничным – люди активно общались, ели… Мне очень хотелось оторвать их от этого всего, мне хотелось, чтобы мои слова услышали. И это было неожиданное ощущение, когда говоришь и вдруг слышишь тишину. Через пару абзацев моего спича все начали слушать, кивать и сопереживать. Это было потрясающе. Спускаясь со сцены, я чувствовала себя как минимум Маргарет Тетчер, люди поднимались из-за столов, пожимали мне руки и благодарили за речь.

Когда я закончила, евродепутат, представлявшая нас, попросила снова взять слово. «Нас все время спрашивают, почему мы так много говорим об Украине, - сказала она. - О каком бы вопросе ни шла речь, Украина упоминается обязательно. Сейчас я знаю ответ. Мы говорим об Украине не потому, что там проблемы, а потому, что мы любим Украину. Да, мы действительно любим ее. Потому что там есть вот такие ребята!» Это самые ценные слова, которые можно было услышать».

Нас все время спрашивают, почему мы так много говорим об Украине? О каком бы вопросе не шла речь, Украина упоминается обязательно. Сейчас я знаю ответ. Потому, что мы любим Украину. Да, мы действительно любим ее. Потому что там есть вот такие ребята!
Счастливая Катя после награждения

Подслушано в кулуарах

Дима: Общаясь в кулуарах Европарламента во время церемонии награждения, я сделал несколько неожиданных открытий:

Во-первых, малый и средний бизнес - это, пожалуй, самая популярная электоральная база в ЕС и европейские политики пытаются завоевать именно их симпании.

Во-вторых, малый и средний бизнес – это кровь цивилизованных экономик. И именно о нем в первую очередь заботятся депутаты европейского Парламента.

В-третьих, об Украине в Европе знают крайне мало. И буквально каждый наш собеседник говорил о том, что хотели бы знать больше, чтобы оценить наши возможности для их бизнеса.

В-четвертых, в Европе много медиа. Они обласканы, они сыты. И они просто профессионально делают свой продукт, совершенно не заботясь о том, как он меняет сознание их читателей. Никому из них и в голову не пришло бы создавать социальное предприятие для того, чтобы быть не просто классическим  медиаретранслятором, а делать что-то в реальной жизни.

Об Украине в Европе знают крайне мало. И буквально каждый наш собеседник говорил о том, что хотели бы знать больше, чтобы оценить наши возможности для их бизнеса

Самое ценное

Катя: После выступления к нам подходили люди, хвалили, поддерживали, давали визитки. Самым приятным, как для медиа, было получить визитку от представителя Facebook в Европарламенте. Она поблагодарила за речь, сказала, что это был спич лидера, а в шутку добавила, ну ладно, ладно, жалуйтесь, что вам не нравится в новой политике Facebook.

По возвращению домой еще неделю было сложно переварить все произошедшее. Есть такие события, ключевые для твоего профессионального роста. Победа в Брюсселе и выступление в Европарламенте – это событие колоссального уровня! Это невероятно круто. И невероятно страшно. А вдруг больше никогда не будет чего-то такого, что может быть выше этого? И что раньше времени будешь, как старая бабушка, вспоминать: а вот когда-то я делала вот это, и это было хорошо. Хочется, чтобы каждый раз было что-то новое, был новый этап, когда ты можешь преодолеть себя, чему-то научиться, сделать что-то, что вызывает у тебя мурашки и страх. И при этом ты не отказываешься, а принимаешь это, делаешь внутреннюю растяжку – сможешь или не сможешь? – и идешь вперед.

Мы должны начать создавать что-то, чтобы познакомить нас друг с другом. И именно эта цель выглядит очень привлекательной

Дима: Из Брюсселя я привез очень четкое понимание того, что мы на правильном пути. Что медиа не просто доносит ценности бренда, но и может отлично реализовывать социальные идеи, меняющие сознание людей. Что Украина – это точно часть европейского сообщества. Просто ни мы, ни сами европейцы об этом не догадываются. А значит мы должны начать создавать что-то, чтобы познакомить нас друг с другом. И именно эта цель выглядит очень привлекательной.

Впереди у «Нашего Киева», у «Мурах», да и у самой Украины множество важных и успешных социальных проектов. Хочется верить, что каждый из них будет делать нас ближе к Европе, а Европу – ближе к нам. Чтобы в Европейском Парламенте об Украине говорили все чаще. И не как о стране, в которой проблемы без решений. А как о стране, где даже маленькие организации умеют принимать меняющие жизнь решения. И делают это так хорошо, что даже Европа может поучиться.

Читайте также: «Как аренда и совместное использование помогают зарабатывать»

20%
80%
0%
0%
Люди 30.10.2018
Кто и зачем снимает улицы Киева: разговор с фотографами

5 участников Photo Kyiv Fair 2018 рассказывают о своем увлечении уличной фотографией.

Кто и зачем снимает улицы Киева: разговор с фотографами
Ул. Институтская, 2017 г. Фото: Михаил Палинчак

С 1 по 4 ноября Киев во второй раз будет принимать Photo Kyiv Fair 2018. В преддверии события мы решили поговорить с уличными фотографами-участниками Facebook-сообщества «Украинская уличная фотография». Кто из них снимает на улицах Киева и что для них это значит? 

Александр Наса

Занимается уличной фотографией 10 лет

Мое увлечение жанром началось незаметно, как зависимость. Я очнулся уже там. Помню как «бегал» по разным жанрам, постепенно фокусируясь на городе, точнее — на своей среде обитания. Уличная фотография нравится мне своей непредсказуемостью.

Для меня это любопытство и потребность отражать действительность. Если бы я умел танцевать, то танцевал бы все то, что меня окружает. 

Владимир Петров

Занимается документальной фотографией 14 лет

Мой профиль — документальная фотография.

Увлечение уличной съемкой началось с продолжительных прогулок по городу, когда бредешь, слушаешь музыку и исследуешь любимые улицы. Снимки стали естественным продолжением этой «медитации», результатом копания в себе и открытости мира передо мной. В уличной фотографии меня привлекают простые и очевидные вещи, незаметные для большинства. Я вижу их как нечто особенное, наполненное смыслами, и то, о чем со временем можно будет рассказать интересную историю. Если спустя время мое фото резонирует и не перестает нравится, значит — все не зря.

Улицы Киева — родные и комфортные: Борщага, Беличи, Отрада, Троещина, Липки, Печерск, Подол и Позняки. Это все Киев — неудобный, нелогичный, с богатой историей и культурными пластами наслаивающимися друг на друга, людьми впитывающими и отражающими все это.

Роман Шаламов

Занимается уличной фотографией несколько лет

Желание заняться уличной фотографией пришло ко мне естественно, после определенного количества просмотренных работ известных фотографов (Алекс Уэбб, Картье-Брессон и другие). Захотелось и самому поймать тот самый «решающий момент». 

Конечно, сначала у тебя ничего не получается, но потом из ста неудачных попыток появляется одна удачная и начинает хотеться снимать еще и еще. Уличная фотография нравится мне, прежде всего, отсутствием определенных рамок и бесконечными вариантами композиции. Чаще всего я снимаю обычных людей в обычных ситуациях. Интересным для меня местом могут стать любая улица или подъезд. Киев очень контрастный: МАФ с шаурмой может стоять прямо напротив старого исторического здания. В этом есть своя привлекательность, но из-за этого же требуется больше усилий, чтобы найти интересный кадр. Я надеюсь когда-нибудь город станет чище.

Назар Фурик

Занимается уличной фотографией несколько лет

К увлечению уличной фотографией меня привел ряд любопытных жизненных ситуаций. Далее способствовала работа, которая заставила днем много передвигаться по киевским улицам. Мне нравится фиксировать детали, но улицы Киева могли бы быть и интереснее. 

Михаил Палинчак

Занимается уличной фотографией 10 лет

Начинающему фотографу «войти» в уличную фотографию проще всего. В отличии от других жанров, ему достаточно просто взять камеру (даже в телефоне) и выйти из дома. Но за кажущейся легкостью скрывается один из самых сложных жанров фотографии, в котором удача — главный ассистент фотографа.

Уличная фотография нравится мне своей свободой и непредсказуемостью. Мне нравится фиксировать с ее помощью проявления времени и эпохи в которой мы живем.

Киев для меня не родной город, я из Ужгорода. Мне пришлось привыкать к нему, учиться понимать и прощать какие-то недостатки.

О ярмарке фотографий Photo Kyiv Fair

Основная цель международной ярмарки фотографии — развитие фотоискусства в Украине. Мероприятие объединит иностранные и украинские галереи, международные фонды и институции, посольства и бизнес-компании, которые активно поддерживают развитие культурного имиджа страны. 4 дня, 2500 квадратных метров и более 500 фотографий музейного уровня.

О сообществе «Украинская уличная фотография»

Его создатели — украинские фотографы Михаил Палинчак, Тарас Бычко и Владимир Петров. Сообщество предназначено для тех, кто разделяет принципы и философию «прямой» фотографии, не режиссирует снимков и не использует фотошопа при их обработке.

Сегодня сообщество объединяет более 5000 человек со всех уголков Украины и зарубежья. Участники группы занимаются просветительской деятельностью в области уличной фотографии, популяризируют жанр в Украине и за ее пределами, проводят встречи, образовательные лекции и выставки. На Photo Kyiv Fair 2018, при поддержке компании Pentax Украина, сообщество представит выставку «Признаки жизни» — 32 фотографии от 16 фотографов, снимающих в жанре уличной фотографии.

Читайте также: «Что в ушах: музыка, которую мы слушаем в редакции». 

0%
100%
0%
0%
Люди 29.10.2018
Что в ушах: музыка, которую мы слушаем в редакции

Французский джаз, tropical house, музыка для медитации, переговоры пилотов в международных аэропортах и даже Филипп Киркоров — что слушают в нашей редакции пока готовят то, что вы будете читать и смотреть?

Что в ушах: музыка, которую мы слушаем в редакции

«Нет, ну что ты, под Киркорова отлично работается!» — говорит стример Люба, и тут мне кажется, что попытка рассказать вам, что звучит в наушниках у ребят, создающих «Наш Киев», — не такая уж и хорошая идея. Но потом я решаю все-таки продолжить.

Наушники — не для того, чтобы слушать

«Я сейчас тебе просто дам послушать то, что слушаю я», — говорит мне Надя и протягивает наушники.

Надя — местная фея и человек-оркестр. Она знает все о договоренностях, документах, отправке почты и способах уговорить кофе-машину наконец сварить тебе кофе. «Ну как?» — спрашивает Надя. Я пожимаю плечами и говорю, что ничего не слышу. «Вооот!»

Музыку на работе, как выясняется, наш офис-менеджер не слушает. Вместо этого у нее десятки телефонных звонков и офисные разговоры. «Дома я слушаю 3 Doors Down, Maroon 5, Pink. Из нашего — Бумбокс, Тартак и Беz Обмежень. А на работе наушники, — говорит она, — это просто очень удобно. Иногда я надеваю их и делаю вид, что никого не слышу».

У нашего офис-менеджера Нади Тарасовой в наушниках подозрительно тихо

Слова поглупее. Ровный биточек. Зациклить

Стример Люба открывает свой плейлист и долго прокручивает его вниз. «Я слушаю музыку немного специфично: очень редко слушаю полные альбомы и очень редко слушаю плейлисты. Обычно я беру одну песню, ставлю на репит и слушаю ее несколько часов. Если она меня задалбывает, я выбираю вторую песню и слушаю несколько часов. Под работу лучше выбирать как можно более тупую песню с каким-нибудь приятным биточком. Вот чем песня тупее, тем лучше под нее работается. Что угодно из Twenty one pilots, сегодня работала под Луну (украинский нео-поп), любой хип-хоп отлично заходит. Главное, выбрать песню или не на русском, или с максимально простым текстом и ровным битом. Когда у тебя оно на репите, раза после второго ты вообще забываешь, что у тебя что-то играет. Даже помогает сконцентрироваться. Под Филлипа Киркорова прекрасно работать. Ну, «Цвет настроения синий»… Отлично заходит трек из сериала «Острые предметы». Вот он вообще идеален. Там мало текста, с биточком, под него можно делать вообще все что угодно: бегать, работать, еду готовить, убирать…

А когда я посвободнее, слушаю подкасты. Например, Blitz and chips, где несколько ребят сидят и говорят про жизнь. У них классные подкасты про сериалы и про еду. Еще недавно «Медуза» запустила подкаст про книги, который мне очень пришелся по душе. Их взгляды на чтение очень совпадают с моими».

Стример Люба Балашова предпочитает подкасты  и песни с дурацким текстом, но отличным битом

Сочетая несочетаемое

К слову, балует себя подкастами в офисе не только Люба. Дима, он же самый главный, тоже с удовольствием прячется в наушники от шумного open-space, слушая «Медуза в курсе», «МедиаПрактики», Arzamas, Digitaliziren, In-between и The Tim Ferris Show.

«Не считаю себя гурманом в музыке, — откровенничает Дима, — потому в моем плей-листе можно найти что угодно, абсолютно не сочетающееся, но не отвлекающее от работы и создающее настроение. Например, я легко могу одновременно слушать Birdy Nam Nam, Fujiya&Miyagi и Skunk Anasie. Или Devlin, Kendrick Lamar и Enter Shaikari. Недавно я познакомился с творчеством гениального, по его самозаявлению, пианистом Chilly Gonzales. Он настолько крут и необычен, что ближайшее время точно проведу с ним».

Основатель издания Дмитрий Федоренко умеет сочетать несочетаемое

Андрей, менеджер проекта «ЛавГав», улыбается и называет себя не иначе как музыкальной проституткой. В его плейлисте можно найти едва ли не любое направление музыки, но основное –- это то, что зажигает: бразильская музыка, танцевальная и радио Miami.

Менеджер Андрей Пикалов пересматривает, все ли в его насыщенном плейлисте можно показать )

Классика жанра

А это Катя, и она — музыкальный сноб. Это не я придумала. Так Люба сказала. Сама Катя, слегка смущаясь, поясняет, что на снобизм у нее вполне есть причины. Пока ровесники упивались Земфирой и Иванушками, она слушала Pink Floyd и Led Zeppelin.

В «Нашем Киеве» Катерина руководит социальными проектами, а за спиной у нее, на секундочку, четыре музыкальных диплома. Потому по большей части в наушниках у Кати играет классика.

«Когда нужно энергично что-то написать, мне заходят, например, симфонии Гайдна или Моцарт. Если я работаю с цифрами, то можно оперу послушать. «Мадам Баттерфляй», «Травиата», да вообще все итальянские композиторы: Россини, Пуччини, Верди. Если работаю с текстами, невозможно слушать произведения, где есть слова».

Катерина Алымова работает под проверенную веками классику

Люби меня по-французски

Специалист по грантам, рыжеволосая девушка Оксана, предпочитает слушать песни на французском, какой-нибудь легкий французский джаз. Например, жизнерадостная Zaz отлично настраивает на работу. Еще с удовольствием слушается Postmodern Juke Box, но тут не отвлекаться сложнее.

Оксана Касьянчук ищет гранты под легкий французский джаз

Музыка страны круассанов отлично прижилась и в плейлисте нашего главреда. И хотя за постоянным внесением правок, поиском тем для журналистов, переговорами и выяснением деталей разных мероприятий музыку слушать некогда, Ира с удовольствием работает под французский шансон. А еще в списке значится лаундж и внезапно хорошо заходит тропический хаус.

Когда я говорю, что мне точно надо что-то из этого послушать, Ира рекомендует проверенную временем композицию: The Box Tops — «The Letter». «Ее записали в «буремні семидесяті». Тогда все много пили, курили, употребляли. И вот после одной такой ночи 17-летний Алекс Чилтон записал песню голосом 40-летнего мужчины. За душу берет».

Главред Ира Безкоровайная  настраивается на правки под тропический хаус

Цвета, полоски и дожди

Наташе, пожалуй, повезло больше всех. Она дизайнер. И никакие слова ни на каком языке не помешают ей передвигать объекты, рисовать линии и подбирать цвета на мониторе. И она отлично это делает под британский рок или трип-хоп.

Massive Attack отлично задают настроение и ритм. А вот, например, над слоганами работать все же лучше без слов — на фону играет Moby или просто звуки дождя. Но начинать новые проекты лучше тишины ничто не поможет.

Дизайнер Наталья Синькевич может себе позволить музыку подрайвовее

Зачем вообще это включать?

Карина с недоумением разводит руками: «Как вообще можно слушать что-то, когда ты на работе? Мне вот музыка мешает — начинаю танцевать, подпевать. А если выбирать что-то спокойное, например, лаунж, да еще и потише делать, то я вообще не понимаю, зачем это включать».

Стример Карина Сиренко предпочитает работать в тишине

К непониманию ведущей стримов присоединяются и наши новостийщицы — Ника и Саша. У каждой из них на столе есть по паре наушников, но вот музыки в них нет. Почти все, что слушают эти барышни в офисе, непременно касается жизни в городе и новостей. Разве что зимой Вероника делает исключение. Но и тут не музыки ради. Ника следит за биатлоном, а потому старается не пропускать трансляций.

Вероника предпочитает новости и биатлон

А вот изящная девушка Саша за музыку только в нерабочее время. За пределами офиса она с удовольствием слушает группу «Тараканы» и американскую Visa, а несколькими годами раньше и вовсе была продюсером двух неформальных групп, играющих электронику и гранж.

Александра Леонидова предпочитает "Тараканов", но только в нерабочее время

Спокойствие, только спокойствие

А это Юра. Монтировать видео, заниматься моушн-дизайном и делать так, чтобы мы выходили в прямой эфир без потерь, ему помогает легкая медитационная электроника, tribal meditation и, как ни странно, гомон оупен-спейса по фону. «Если тоскливо, то можно Nine inch nails послушать, какой-нибудь легкий прогрессив, этнику или относительно серьезный джаз»

Юрий Белоголовский монтирует под медитативную музыку и легкий прогрессив

К слову, музыка, настраивающая на медитативный лад, нашлась в плейлисте не только у Юры. Наш коллега Саша из IT-отдела, которого все зовут Сева, трижды диктует мне, как правильно называются звучащие в наушниках индийские мотивы (Бхагават-Гита), а потом добавляет, что классический рок для работы подходит не меньше.

Что слушают остальные ребята из IT, как и следовало ожидать, осталось тайной, покрытой мраком. Ведь болтовня о музыке с журналистом — это пустая трата драгоценного времени, которое можно потратить на спасение чьей-то потерявшейся информации.

Здесь должен был быть Саша Севастьянов, но IT такое IT...

Что же касается меня, я тоже из тех, кто с трудом может сосредоточиться на работе, если в наушниках что-то звучит. Правда, совсем недавно в сети мне попался ресурс, где под спокойный эмбиент можно послушать переговоры диспетчеров с пилотами в международных аэропортах. Но тут желательно выбирать аэропорты, где по-русски не говорят. А то недавно я отвлеклась минут на 10, слушая диалог о том, что делать с забытой в салоне сумкой с неприлично большой суммой денег внутри.

Кристина Шапран витает в облаках под переговоры пилотов

Ну и пока готовилась эта статья, мой личный плейлист пополнился таким количеством новья, что изменился до неузнаваемости. Интересно, ваш – тоже?

Читайте также: «Что покупают украинцы: 20 бестселлеров от наших брендов»

50%
0%
50%
0%
Люди 19.10.2018
Благодійні обіди: хто і навіщо годує безхатьків столиці (репортаж редакції)

Щосереди о восьмій вечора бідні та безпритульні Києва приходять до Головпоштамту. У меню: гарячий чай або кава та бутерброд. Хто ті люди, які допомагають безхатькам, чому вони це роблять — читайте в нашому матеріалі.

Благодійні обіди: хто і навіщо годує безхатьків столиці (репортаж редакції)

Спільнота Святого Егідія — християнська спільнота, заснована у Римі 50 років тому. Український філіал розташовується неподалік від Головпоштамту — у Пасажі. Щосереди за кілька годин до роздачі їжі там зустрічаються люди, які готуватимуть для бідних. Наша редакція приєдналася до них на чергову роздачу.

Підготовка

До класичного меню входить щось гаряче, бутерброд та чай. Юрій Ліфансе, голова Спільноти, розповідає, що влітку вони намагаються купувати сезонні фрукти, а взимку неодмінно додають мандарини, якщо є така можливість.

Втім, цього разу роздача «буденна», як її лагідно називає Юрій. Усі задіяні до роботи. На столі лежать  скибки хліба, змащені майонезом. Хтось нарізає ковбасу, хтось розкладає листя салату. Наступний етап — складати у пакет.

— Є тут новенькі? Нагадую, щоб ви не зав’язували на вузол, бо бідні повторно використовують ті пакети.

Дуже рідко трапляється таке, що на роздачі не вистачить усім їжі. У Спільноті чекають на 160 людей, готують 180 порцій, але найчастіше залишаються зайві: їх волонтери несуть у підземні переходи для тих бездомних, які не можуть дійти на обід. Щороку роздають 45 тисяч порцій їжі. Юрій Ліфансе посміхається та додає:

«Це якесь маленьке чудо примноження їжі, але протягом року завжди знаходиться хтось, хто принесе, хто пожертвує. І все це можливо, бо ми віримо, що це можливо. В цьому сенсі ми і є християни. Це неможливо, але ми це робимо. Нам ніхто не сказав, що так не можна».

Бутерброди запаковані, залишається лише набрати гарячої води та зробити чай. Опісля буде молитва.

— Фу, не грій більше води, бо тут зараз сауна буде, так жарко вже стало.
— А бездомні в сауні живуть?

Що в меню?

Під Головпоштамтом уже черга. Феодосій підійшов до тієї частини натовпу, де дві жінки уже встигли посваритися через право бути першою, а у нього тим часом встигли кілька разів спитати, чи не голодний він сам. 

Спершу особисте привітання та знайомство з новенькими. Феодосій тисне руку кожному, цікавиться як життя та здоров'я і по одному пропускає на роздачу. Ми стоїмо на другому пункті: бутерброди. Один бутерброд в одні руки, аби усе було чесно. 

Юрій Ліфансе вважає цю роздачу чимось сакральним і вкладає у неї вищий сенс: «Коли ти годуєш людину, це початок розмови. Ти запитуєш її ім'я, знайомишся, дізнаєшся її історію і якимось чином намагаєшся їй допомогти. Тому бутерброд чи порція — це лише початок».

Серед тих, хто прийшов на обід, є люди різного віку. Спільнота годує не лише безпритульних, вона також допомагає і бідним, які не можуть дозволити собі гаряче. Один дідусь підходить до нас та простягає дві долоні, складені докупи. Даємо йому бутерброд, а він питає:

— Можна другий у другу долоньку? Долоні ж дві.

Після бутербродів дають гарячий чай. Важливо запам'ятовувати обличчя усіх, хто підходить за порцією, адже головне правило Спільноти у тому, аби усім дісталося порівну.

— А можна без черги?
— А якщо я другий раз прийду, мені дасте?

Теплий одяг видають усім, хто просить. Переважно це вживаний одяг, який хтось приніс у Спільноту. Не завжди вдається знайти свій розмір взуття чи куртки, проте примірочна працює повним ходом.

Дружба важливіша ніж бутерброд

Після обіду безхатьки та бідні займають усі лавочки навколо Головпоштамту: здається, ніби роздача їжі — лише привід зустрітися і поспілкуватися. Спільнота Святого Егідія вірить у те, що дружба важливіша, аніж бутерброд.

На роздачі ми стояли разом з Олексієм. Він розповідав про себе та про те, чому він тут:

«Їм потрібно відчувати, що хтось десь чекає на них. Тому після роздачі ми навмисне залишаємося на якийсь час тут, аби поспілкуватися. Дружба з бездомними — це круто, і це щось дуже важливе».

Дружити з бездомними — справжня свобода

Спільнота Святого Егідія — християнська спільнота. Робоча мова організації італійська, адже прибічники Спільноти є у 75 країнах світу, і на правах засновника саме ця мова використовується повсюдно. Організація намагається дати відповіді на питання, що турбують людей, та вирішити їхні проблеми. Юрій Ліфансе розповідає про її заснування у 1991 році:

«Ми ходили в інтернати до дітей, ми спілкувалися з ними, ми намагалися стати для них друзями. Потім ми познайомилися з літніми людьми, потім ми познайомилися з людьми на вулиці, потім з ромськими дітьми».

Спільнота допомагає тим, хто цього потребує, та налагоджує діалог між людьми та церквою. Втім, конфесійного розподілу не існує. За круглим столом на вул. Хрещатик, 15 збираються представники різних церков, яких об'єднує спільна біда.

В спільноті ніхто не отримує зарплатні. Кожен приходить допомагати своїм коштом і у свій вільний час, адже надзвичайно цінує дружбу, яка зароджується між людьми.

«Цього року ми зрозуміли, що уже 20 років, як ми роздаємо їжу біля поштамту. О сьомій годині, у середу. Тому коли ми туди прийдемо, там буде довга черга з людей. Десь 180 людей, які чекають на нас. Тому що вони знають: +40°C, -25°C, ми все одно там будемо. Дружити з бездомними — справжня свобода».

На всі обіди не встигнеш

У Києві існує понад 300 парафій, і більшість із них допомагають бідним та бездомним. Хтось годує, хто допомагає з одягом, а хтось із ліками. Кожен район столиці має принаймні одне місце, де можна отримати гарячу їжу, проте Юрій Ліфансе категорично заперечує, що цього достатньо.

«Троєщина — 300 тисяч населення і три точки, де можна поїсти. На Майдані (прим. ред. — Майдані Незалежності) гарячу їжу можна поїсти вранці і ввечері. Є периферії, де бездомні непомітні, але все одно вони є. Глобально питання (прим. ред. — питання з соціальними обідами) нібито вирішене, але не до кінця».

До того ж, на всі обіди не встигнеш: надто дорого та довго кататися містом у пошуках їжі. Спільнота Святого Егідія буде рада залученню кожного з вас.

- Картка Приватбанку: 4149 6293 9690 8311
- Координаційна група в Viber
- Розклад: щосереди о 18:00 Спільнота готує їжу за адресою вул. Хрещатик, 15, оф. 51 (Пасаж), а о 19:30 зустрічає бідних на Майдані біля Головпоштамту.

Перед молитвою один чоловік підійшов до нас та почав розповідати свою історію дружби з бідними та безхатьками: «Нам потрібні люди. Хтось може ходити щоп'ятниці і роздавати їжу. Хтось може купити сто банок мівіни або десять, сто або одну пачку чаю. Це все на вагу золота для людини, яка ночує на вулиці». 

Фото: Мар'ян Мотрук

Читайте також: «На дні: колишній бездомний про те, як вижити на вулиці».

0%
0%
0%
0%
Такий email не зареєстровано у системі
Введите свой электронный адрес, на который мы отправим вам новый пароль.
Поле не должно быть пустым и содержать кириллицу
Спасибо!

Ваше сообщение принято.

Сожалеем :(

Во время обработки что-то пошло не так.

Bы можете отправить сообщение на электронный адрес betatest@nashkiev.com